16.03.2017

Перейти границу: как художники из разных стран сделали это

Как быть, если линию границы на карте не найти? Где, скажем, пролегает граница между Европой и Азией?

Это один из вопросов, который ставит выставочный проект «Граница». Его в течение двух лет готовили в Гете-Институте вместе с партнерами из Германии, стран Восточной Европы и Центральной Азии. Стартовав в этом году в Москве, проект будет «жить» до конца 2018 года, постоянно меняя свою географию, неоднократно пересекая границы между разными странами.

Место встречи можно изменить

«Граница – это еще и точка соприкосновения и встречи», — говорит Астрид Веге, руководитель культурных программ Гете-Института в Москве.
Посвященный этой теме исследовательский и художественный проект «Граница» стал местом встречи кураторов и молодых художников из 16 городов 11 стран. Кураторы выставки Тибо де Ройтер из Берлина и Инке Арнс из Дортмунда, готовя выставку, ездили в Россию и Азербайджан, Грузию и Таджикистан, Казахстан и Украину, Армению и Узбекистан, Кыргызстан и Белоруссию, а художники обсуждали будущий проект в Дортмунде.

Работа Сауле Дюсенбиной. Фото: Алексей Кубасов

Да и в произведениях художников встреча персонажей разных миров стала одним из основных сюжетов. Станислав Муха объехал пол-Европы в поисках ее географического центра, сняв разговоры с жителями разных городков и стран, совершенно убежденных, что этот самый центр – неподалеку, за соседним углом. Каждый из авторов 24 работ находит свое место встречи, свою «ничейную полосу» на границе между Европой и Азией.

Работа Станислава Мухи. Фото: Алексей Кубасов

Для многих художников проблема «границы» оказалась еще и глубоко личной. Например, для живущей в Германии Алисы Бергер, родившейся в Дагестане в семье кореянки и еврея, предки которых пережили депортацию в 1940-е годы. Художница Элеонор де Монтескью, родившись в Париже, живет в Таллине и Берлине. Украинка Алина Копица вышла замуж за жителя Цюриха и теперь не понаслышке знает, какое количество бумаг нужно, чтобы зарегистрировать брак и получить гражданство Швейцарии. Поскольку от нее потребовали представить переписку с женихом за несколько лет, она для проекта перенесла электронные письма на белое свадебное платье, превратив его в своего рода доспехи, защищающие от бюрократов.

Работа Алены Копицы. Фото: Алексей Кубасов

Мультикультурные корни есть и у Вирона Эрола Верта, живущего на два города – Стамбул и Берлин. Берлин для него — родной город, где он родился и учился в Берлинском университете искусств. Для выставки он сделал платки, с которыми девушка может «примерить» образ блондинки, брюнетки или рыжеволосой красавицы. Принты напечатаны на ткани, намотанной на бобину. При желании зрительница может отрезать себе платок, убедившись лишний раз, что «Все границы внутри нас». Именно так называется работа Вирона Эрола Верта.

Работа Вирона Эрола Верта. Фото: Алексей Кубасов

Разумеется, речь не только о выборе имиджа — точнее, не только о нем. Импульсом для проекта Вирона Эрола Верта стали страстные споры вокруг ношения в хиджаба в школах, развернувшиеся, в частности, во Франции. Художник предлагает в конфликтной ситуации остроумное «дизайнерское» решение – покрыть голову платком, на котором изображена одна из причесок. Тем самым он мягко задает вопрос снова о границе – в этот раз о границах изображения.

Удивиться и начать с нуля

Название работы «Все границы внутри нас» могло бы стать слоганом выставки. Потому что, по убеждению Астрид Веге, «самое интересное – границы невидимые, прежде всего культурные, ментальные…».

Ее мнение разделяет один из кураторов проекта Тибо де Ройтер. Для него это проект, который не столько дает ответы, сколько задает вопросы.

Самое интересное — это момент удивления, говорит Тибо де Ройтер:

— Удивляться – значит неожиданно попадать в непривычное пространство, открытое для вопросов. Задать вопрос правильно – это уже половина ответа. Но обычно мы имеем дело с вопросами, которые нам ставит школа, университет, и на которые уже существуют ответы, предложенные учителями, авторами книг и основанные на истории вообще и истории культуры, в частности.

Работая над проектом «Граница», я вдруг столкнулся с тем, что привычная история искусств, которую я изучал во Франции, тут не работает. Можно, конечно, рассуждать о дадаизме и Марселе Дюшане, но это никак не помогает в работе. Нужно начинать с нуля, то есть адресовать вопросы тем базовым фундаментальным вещам, на которых выстроена история искусства.

Искусство — лучший инструмент для того, чтобы задать вопросы. У меня нет ответов на многие из тех, которые ставят художники в проекте «Граница». Но художники помогают мне осознать эти вопросы. И это делает для меня работу куратора столь захватывающей, увлекательной.

Личное путешествие

Диапазон вопросов, заданных художниками, очень широк. Это, например, вопросы себе, собственной идентичности, которую автор ищет в семейной истории, как в лиричной камерной инсталляции Алисы Бергер.

Работа Алисы Бергер. Фото: Алексей Кубасов

Расположив три айпада вокруг старенькой электроплитки, Алиса создала уютное пространство «разговора на кухне». На айпадах – старые семейные фотографии, в наушниках — рассказ о приключениях бабушек и дедушек, путешествовавших большей частью не по своей воле.

Вопросы, поставленные художниками, станут основой дискуссий, которые планируется провести везде, куда приедет выставка «Граница». Из Москвы она отправится в Санкт-Петербург, Красноярск, Киев, Тбилиси, Минск, Дортмунд, а в 2018 – в страны Центральной Азии.

Проект «Граница» реализован при дружеской поддержке Министерства иностранных дел Германии.


Материалы по теме:

«Очень трудно приписать произведения культуры тому или другому государству»
Битва за пирог: театр, в котором ищут общее через различия