12.11.2015

«Мнение зрителей важнее авторского»

Кого считать первым кинематографистом? Томаса Эдисона или братьев Люмьер – ответит большинство. Но не британский режиссер-документалист и продюсер Дэвид Уилкинсон. Этой осенью он привез в Москву на XVI Фестиваль нового британского кино свою документальную ленту «Первый фильм», рассказывающую об изобретателе Луи Ле Пренсе, который, по мнению режиссера, опередил всех. Как сегодня продвигать авторские кино и конкурировать с Голливудом? Кто «заказывает музыку» — сценарист, режиссер или публика? В интервью «Европульсу» Дэвид Уилкинсон рассказал, как британский кинематограф пытается совмещать искусство и коммерцию.

22725709932_951a5df663_z

О чем ваш «Первый фильм», который привезли на фестиваль британского кино?

Этот сюжет мне очень дорог. В документальной ленте я пытаюсь показать и доказать, что первый в мире фильм снял не Томас Эдисон, как думают большинство американцев, и вовсе не братья Люмьер, как полагает большинство европейцев. Это был француз Луи Ле Пренс. Он снял свое первое маленькое кино – но это уже был настоящий кинематограф – в английском городе под названием Лидс. Я сам оттуда родом.

Вы сами снимаете, продюсируете и выводите на широкий экран современные авторские ленты. Трудно ли выдерживать конкуренцию с голливудским «конвейером»?

Я посвятил 18 лет своей жизни на продвижение английских и ирландских фильмов в кинотеатрах по всему миру, на DVD, в интернете и на телевидении. При этом почти половина всех британских и ирландских картин, снятых у нас, никто так и не увидел на широком экране. Большинство фильмов, с которыми мне довелось работать, имели весьма скромный бюджет. Зачастую это были дебютные работы нового поколения сценаристов, продюсеров, режиссеров. Обычно с такими картинами отказываются работать другие дистрибьюторы. Этот избирательный подход – одна из главных проблем в британском кинематографе, на мой взгляд.

И как же вам удается их «раскрутить»?

Моя работа заключается в том, чтобы разработать рекламную кампанию для такого некассового кино, показать публике, что они по-своему интересны, продвигать их на рынке, при каждом удобном случае предлагать их для демонстрации в кинотеатрах по всей Великобритании. Конкурировать с массой американских фильмов – трудная задача. Потому что мы говорим на одном языке с американцами. Мне приходится убеждать людей потратить свои деньги не на новый фильм о «Звездных войнах», а, например, на малобюджетный, но очень оригинальный и умный фильм, снятый на «айфон». Моя главная задача – убедить руководство кинотеатров и зрителей, почему им стоит посмотреть тот или иной фильм, заплатить за билет на «мой» фильм, а не выбрать, по привычке, «Звездные войны».

1stfilm

Почему многие действительно хорошие фильмы проваливаются в прокате?

В Великобритании, да, впрочем, как и почти везде, главная причина – это огромная конкуренция с Голливудом, который представляет новый фильм в прокат буквально каждую неделю. Каждую неделю на британские экраны выходят примерно 25 фильмов, и большая часть из них – американские. Второй момент – кинокритика. блокбастер

Эксперты почему-то чаще критикуют фильмы со скромным бюджетом, чем блокбастеры. Это очень печально, но существует такая практика, что если студия в Голливуде видит плохие рецензии на свои работы в газетах, то они запрещают своим звездным актерам давать интервью этим изданиям.

И тем не менее, критика очень важна, ведь первые три дня с момента выхода кинокартины – самые важные в жизни фильма. Если в пятницу, субботу и воскресенье плохие сборы и отзывы, то фильм провалился. Если он провалился в первый «уикэнд», то и на следующей неделе вряд ли что-то изменится. Так что многое зависит от «открывающих выходных», как мы их называем. Зритель, как правило, выбирает, что посмотреть, по отзывам и, не имея большого количества денег и времени, сразу отметает ленты, которые невзлюбили критики.

Поддерживает ли государство британский кинематограф, особенно авторское, документальное, фестивальное кино?

В Великобритании есть две системы помощи производителям фильмов. Первая – национальная лотерея. Люди платят фунт в неделю, получают билет и надеются выиграть джек-пот (хотя большинство, конечно, проигрывает). Но часть этих лотерейных денег идет на финансирование искусства: балета, оперы, театра и кинематографа. Другой вариант, которым я пользуюсь, — это налоговые льготы при кредитовании. Когда вы заканчиваете фильм, государство возвращает 20% с помощью системы льготного кредитования.

22739306325_e4842426a9_z

Но этого недостаточно, на мой взгляд. Например, во Франции, в отличие от Англии, кинематограф получает субсидирование на всех уровнях. И каждый французский фильм, прокатанный там в кинотеатре, должен быть со временем куплен и показан телевизионной компанией. У нас таких квот нет, потому что власти в этом видят ограничение, нарушающее законы свободного рынка. Но я лично считаю, что квоты на национальные фильмы – хорошая идея, они формируют «здоровую» киноиндустрию. Было бы здорово, если бы каждый показанный в Британии фильм покупался и демонстрироваться на BBC или на другом телеканале. Сейчас, к сожалению, это редкость. Фильмы, которые я снимаю или продвигаю, в лучшем случае, доходят до кинотеатров, потом попадают в интернет, но не на ТВ.

Кто «главнее» — автор фильма или зритель? Кто формирует тематику, кинематографическую повестку дня?

Я представил около сотни фильмов в кинотеатрах и на DVD. Всегда есть кто-то, кому действительно понравился твой фильм, и кто-то, кто его не понял или даже возненавидел, а большинство испытывает смешанные чувства после просмотра. Еще ни разу не встречал «универсальное» кино, которое бы вызывало одинаковые эмоции у всех. Люди любят разные фильмы, как любят разную еду. Думаю, это очень важно, что мы не делаем такой же продукт, что и крупные голливудские студии.

22713279546_10e748a233_z

Я все же считаю, что в настоящее время мнение людей важнее авторского. Работая со многими авторами, продвигая их фильмы, я видел, что если картины не были ориентированы на аудиторию по различным причинам, то никакой силой не заставишь зрителей прийти в кинотеатр. Я не могу кого-то заставить выбрать мой фильм, как не могу заставить кого-то съесть яблочный штрудель, если он человеку не нравится. Поэтому производители фильмов все же должны уметь адаптироваться и давать людям то, что они захотят. Фильм – это коммерческий продукт, потому что, покупая билет в кино или диск, люди тратят свои деньги. Мы – режиссеры, продюсеры – пытаемся совместить коммерцию с искусством. Никуда от этого не деться. Если люди не захотят сходить в кинотеатр на наш фильм, то это наш провал. Ты можешь быть замечательным сценаристом, кинематографистом, но кто тебе даст деньги на следующий фильм, если ты в прошлый раз не оправдал вложений?

Видеоверсия интервью с Дэвидом Уилкинсоном на нашем канале в Youtube: