6.04.2017

Нордическая модель: как в странах Северной Европы совмещают работу и детей

Особенно остро проблема баланса семьи и работы встает, когда дело касается рождения ребенка и первых лет его жизни. В число основополагающих ценностей Евросоюза входит гендерное равенство и забота об интересах детей и семей, поэтому во многих европейских странах ищут способ дать возможность молодым людям стать родителями и при этом не потерять в заработке и перспективах.

Минимальный пакет

Главный вопрос — как сочетать максимальную заботу о физическом и психологическом здоровье ребенка с преодолением гендерного неравенства — особенно того, что женщины после появления детей теряют в квалификации и карьерном росте. Поэтому существует пакет требований ко всем странам ЕС: обязательный не короче 14 недель декретный отпуск при рождении (или усыновлении) ребенка; сохранение рабочего места и заработка; право на изменение рабочего графика и многое другое. Причем все, что не касается непосредственно беременности, одинаково применимо и к женщинам, и к мужчинам.

Во всех странах ЕС так или иначе обеспечиваются государственные ясли и детские сады, которые посещают 75-90% детей. Хотя они могут быть платными, это небольшие суммы, и государство предоставляет покрывающие их субсидии малоимущим. А если родители решают не отправлять ребенка в детский сад и заниматься им самостоятельно, во многих странах (например, в Швеции и Финляндии) им выплачивается пособие.

Нордическая модель: дружественная семье политика

Однако эти требования — минимальные, и многие страны их расширяют в соответствии со своими политическими целями. Так, в среднем материнский отпуск по случаю рождения или усыновления ребенка в Евросоюзе составляет 23 недели, а отпуск по уходу за ребенком в последующие месяцы — 86 недель. Отцовский отпуск в среднем составляет 12,5 рабочих дней — от одного дня в Италии до 64 в Словении; в шести странах он формально отсутствует.

Лучше всего ситуация в странах Северной Европы. Да, в Восточной Европе (где унаследован заметный пласт государственной поддержки материнства и детства со времен коммунизма) — самые продолжительные декретные отпуска (в Болгарии и Польше — целый год), государственные детские сады и поликлиники. Однако страны Северной Европы отличаются тем, что ставят «дружественную семье» политику во главу угла и гордятся своими щедрыми декретными отпусками, финансовой поддержкой, детскими садами, бесплатным лечением и обучением. Суммарно их подход принято называть «нордической моделью».

Одна из задач, над решением которых работает нордическая модель — как сделать так, чтобы отпуск по случаю появления ребенка и для последующего ухода за ним брали не только женщины, но и мужчины-отцы.

Декретный отпуск — не только для матерей

Это нужно по многим причинам. Когда декретные отпуска берут только женщины, сохраняется «традиционная» модель отношений, в которой женщина должна заниматься домом и семьей, теряя профессиональные достижения, а мужчина зарабатывает деньги, но редко видит тех, кого сам же и обеспечивает. В то время как и для родителей, и для детей полезнее, если они все проводят больше времени вместе; но матерям нужно иногда от детей отдыхать, даже в первые недели и годы после родов, а отцам, наоборот, стоит возиться с ними чаще: это развивает взаимную привязанность и чувство ответственности.

Отдельно важен отцовский отпуск в первые недели после родов — когда, как предполагается, отец помогает недавно родившей матери с ребенком; такие отпуска во многих странах рассчитываются отдельно от общего «родительского» отпуска в последующие месяцы жизни ребенка.

Исследования стран, в которых принято разделять отпуск по уходу за ребенком между родителями, показывают, что обществу и семьям он идет на пользу. Женщины меньше теряют в доходах, им легче возвращаться на работу, и что важнее — они куда больше довольны жизнью. Мужчины же перестают чувствовать себя «кошельками на ножках», как некоторые из них описывают свою роль в «традиционной» модели, и открывают для себя радости отцовства.

Но хотя декретные отпуска в большинстве нордических стран изначально предполагались гендерно-нейтральными, мужчины не были склонны ими пользоваться. Так, в Швеции за сорок лет существования гендерно-нейтрального отпуска по уходу за ребенком количество бравших его мужчин не превышало 0,5%.

Некоторые страны решают эту проблему, вводя «принудительные» декретные отпуска для второго родителя — какую-то часть отпуска может взять один, а другую — другой, и просуммировать их нельзя: если второй родитель (обычно это отец) откажется использовать свой отпуск, он просто сгорает.

Швеция тоже поделила декретный отпуск, но еще и добавила к эффекту «сгорания» стимуляцию путем поощрений в духе «три по цене двух»: если в семье оба родителя брали по месяцу из положенных двух, а не отдавали оба месяца матери, то получали еще один дополнительный месяц отпуска, который могли уже делить как хотели. Результат оказался весьма положительным, и сейчас в Швеции до 76% мужчин так или иначе пользуются декретными отпусками, и почти половина пап проводит с ребенком в первые два года его жизни не меньше 60 дней.

Стеклянный потолок

При всех своих плюсах нордическая модель не избавляет от проблем полностью. Так, исследования показывают, что потери квалификации избежать пока не удается, и куда больше страдают от этого образованные женщины с высокой квалификацией — она быстрее теряется, пока женщина не работает. И хотя законы защищают женщин от дискриминации, все чаще говорят про новый «стеклянный потолок».

Несмотря на всю политику гендерного равенства, женщины-профессионалы нравятся работодателям меньше мужчин из-за перспективы беременности и оплачиваемого отпуска, который им обязаны будут предоставить. Женщины до 35 лет с детьми трудоустроены на 10% реже, чем женщины того же возраста без детей. А вот у мужчин картина ровно обратная: несмотря на возможность ухода в декрет, работодатели предпочитают работников-отцов.

Нордические страны предлагают молодым родителям возможность работать неполный рабочий день или по гибкому графику; для беременных и кормящих женщин такая возможность указывается в требованиях всего Евросоюза, но предоставляется она и в других случаях.

Этой возможностью женщины пользуются чаще, чем мужчины: например, в Дании, где количество работающих неполный день молодых отцов одно из самых больших — 16,7%. Но для матерей тот же показатель составляет более 60%. Несмотря на политику гендерного равенства, в обществе даже нордических стран по-прежнему распространено мнение, что женщина должна отказываться от работы на период материнства, или в лучшем случае работать неполный день, пока дети не выросли. А вот мужчинам якобы необходимо продолжать работать в полную силу.

Совмещать или выбирать?

Один из остро встающих вопросов — как реорганизовать рабочий порядок, чтобы «уместить» в него работающих родителей, особенно матерей. Тут речь идет уже не столько о декретных отпусках, сколько о больничных, которые в странах нордической модели тоже щедрые — до 120 дней в год на ребенка.

Однако многие родители стараются не пользоваться отпусками по уходу за ребенком из-за того, каким станет отношение к ним как к работникам. И тем более — из-за того, какие сложности их отсутствие создает им самим и коллегам. По этой же причине многие женщины, возвращаясь на работу после появления детей, соглашаются на менее квалифицированные и оплачиваемые ниже должности, чтобы сохранить гибкие часы и меньшую нагрузку.

В этом вопросе все сильно зависит не только от официальных регулирующих механизмов, но и от подхода в обществе и в коллективе. Например, во все той же Швеции, где доминирующая позиция в обществе — это идеи автономности индивида и гендерного равенства, складывается парадоксальная ситуация.

С одной стороны, родители имеют право на больничные по уходу за ребенком. Но с другой, менеджеры не занимаются поисками способа распределить нагрузку в коллективе таким образом, чтобы из-за больничного отпуска не страдала ни семья, ни работа. В случае больничного родители (в основном, конечно, матери) должны сами решать вопрос выполнения рабочей нагрузки — например, договариваться с коллегами. В итоге в организациях складываются команды из работников-родителей, которые лучше понимают друг друга и перераспределяют нагрузку между собой по необходимости.

В то же время постоянно поднимается проблема того, что в современном обществе работа все больше проникает в жизнь за ее пределами. Нельзя не принять звонок на мобильный, люди дома проверяют рабочую почту, доделывают дела… «Жизнь для работы, а не работа для жизни». Это мало способствует балансу между семьей и работой, ведь родители, уходя домой к детям, не могут сосредоточиться ни на них, ни на себе. И эту проблему только предстоит решить даже прогрессивным нордическим странам.


Материалы по теме:

«Нужно быть осторожнее с женскими хитростями»