11.02.2010

«Chevening»: европейская стипендиальная программа для карьеры и личностного роста

О своем опыте подачи заявки на получение европейской стипендии, о победе в этом конкурсе и о учебе в британских университетах «Европульсу» рассказывает Анна Севортьян, российская участница программы «Chevening».

Cкажите, пожалуйста, а какой временной промежуток был между окончанием МГУ и учебой в Великобритании?

К моменту получения стипендии «Chevening» я уже имела десятилетний опыт работы: в масс-медиа, неправительственном секторе, в правозащитной сфере. Факультет журналистики МГУ, который я закончила, всегда поощрял работу студентов, так что во времена моего первого «университета» я работала и училась параллельно.

Дальше был очень интенсивный период — командировки, проекты. Я стала много заниматься прикладными исследованиями, связанными с социальной сферой, гражданскими и политическими процессами на постсоветском пространстве. Это область изысканий на стыке социологии, политологии, международных отношений и права. В определенный момент у меня возникло желание получить образовательный «апгрейд», приобрести более системные знания в этих дисциплинах. Тем более, к тому времени я уже дочитала списки литературы, которые не успевала освоить к сдаче экзаменов на журфаке, да и воспоминания о сессиях стерлись из памяти.

Почему вы вообще решили поехать учиться за границу по этой программе и заняться именно исследованием, а не учиться в магистратуре в России?

Для меня было очевидно, что нужные мне знания и возможности академического развития лежат вне России. Отечественная гуманитарная наука в областях темах занята в основном «догоняющим развитием». Мой выбор был ограничен англоязычными странами и программами. Я нашла несколько объявлений о стипендиях, и отметила, что в рамках «Chevening» можно в том числе и проводить исследования, а не только получать степень. Этот вариант показался мне идеальным за счет максимальной научной свободы.

Я подала документы на соискание стипендии для научного исследования (как выяснилось, единственная за всю историю «Chevening» в России). Координатор конкурса удивилась, потому что они сами о такой опции даже забыли – все участники программы поступали на магистерские программы. И я, как исследователь, получила возможность прикрепиться сразу к двум университетам – к Кембриджу и Лондонскому университетскому колледжу (University College London).

Лично для вас «Chevening» был важной целью, необходимостью? Вы в любом случае хотели поступить, или же относились к этому, как к желательному факту биографии?

«Chevening» — это престижная стипендия, и участвовать в конкурсе я решила, уже имея опыт краткосрочного образования в Стэнфорде в США и Британии по программе John Smith Fellowship). Мне удалось получить стипендию «Chevening» сразу, в первый год подачи. Но я знаю тех, кто приносил документы по нескольку раз. На мой взгляд, это нормально, ведь отклонение заявки совсем не обязательно означает низкую оценку проекта или то, что кандидат не годится. Элемент лотереи в конкурсе сохраняется всегда, так как организаторам приходится делать выбор сразу по многим критериям. Иногда в пул победителей не попадают самые сильные кандидаты, поскольку тогда разрыв между ними и основной группой стипендиатов может быть слишком разителен.

Долго ли вы готовили документы, выбирали университеты? Что отняло больше сил и времени? На что вы советуете обратить большее внимание?

Общий совет – хорошо изучить схему получения стипендии. Для меня стало неожиданностью то, что нужно было параллельно подавать заявку на стипендию и заявку на желаемый курс или позицию в университете. Получение стипендии – это полдела, только финансовая часть обучения. Дальше нужно было для каждого из учебных заведений готовить кипу документов. Кстати, в случае с известнейшими британскими университетами (Оксфорд, Кембридж, Эдинбургский университет) подавать документы в магистратуру и документы на «Chevening» нужно фактически одновременно. То есть, вы еще не уверены ни в гранте, ни в том, что вас примут, но нужно продолжать писать, писать, писать… Весь процесс от подачи заявки на «Chevening» до отправки подтверждения выбранному мной университету занял около 8 месяцев.

Как вас встретила страна? Изменилось ли представление о ней за время учебы?

В Британии я бывала несколько раз, по делам. За год эта страна и особенно Лондон, где я жила, конечно, раскрылись совсем иначе. Да и вернуться в стены университета было ощутимой переменой. Этот год стал очень необычным для меня и важным для личностного развития. Ощущала я себя во всей этой новизне комфортно. Мой британский коллега это отметил: «Скажи, а ты по чему-нибудь скучаешь?». – «Может быть, по книжному магазину».

В чем, на ваш взгляд, отличие британской системы образования от российской?

Системы, безусловно, отличаются, и вопрос этот, скорее, для трактата, поэтому я скажу о самом важном – о большей прозрачности британской системы образования. Все процедуры и требования четко описаны, регламентированы. Для каждого университета они свои, но все они известны: процесс обучения начинается с того, что их вам подробно объясняют. А дальше они соблюдаются. Упорядоченнее в целом и система контроля. «Можно ли сдать работу позже?» — спрашивает на вступительном занятии студент. — «Можно… если кто-нибудь умер…».

Университеты стремятся как можно больше использовать технологии дистанционного обучения и другие современные «трюки» – вплоть до опубликования вечером в интранет видеозаписей лекций, которые были прочитаны днем, а также материалов и пояснений к ним. В рамках магистратуры все студенты проходят практический курс по методам исследования. И, конечно, отдельное счастье – это библиотеки британских университетов. Наверное, только в этот год я и полюбила библиотеки по-настоящему.

Что вас удивило в западной системе образования, в отношениях между людьми, в быту?

Наблюдений множество, одним из поразительных был сам этот живой, конкурентный и гибкий академический мир. Феномен «Оксбриджа» меня занимает до сих пор (как и феномен классового общества). Кстати, тем, кто решит поступать в Оксфорд или в Кембридж, предстоит задачка разобраться в том, как они «устроены». Каждый человек: студент ли, профессор – принадлежит одновременно к факультету и колледжу, существует в двух сообществах. На факультет вы попадаете по принципу специальности. А вот с колледжем гораздо занятнее. Это междисциплинарное сообщество. На территории колледжа вы живете, общаетесь, питаетесь, получаете разные, положенные членам колледжа, права-привилегии… Колледжи — это абсолютно уникальные институции – как монастырские ордена или посольства внутри большого университета. Кстати, членом колледжа вы остаешесься всю жизнь, так что задумай вы вернуться в «академию», в эту дверь стоит стучаться в первую очередь.

Как повлияла на вашу карьеру и дальнейшую жизнь учеба в Великобритании? Что изменилось в вашей жизни?

Без сомнения, этот опыт дал очень важный пласт знаний, «синхронизацию» с современными гуманитарными науками. Сейчас мне интересно пробовать перенести этот пласт и подходы в свою работу, как исследовательскую, так и публичную. Кроме того, это был чудесный год по обилию впечатлений и каких-то совсем небанальных, непривычных занятий. Я вернулась в сферу исследований, к тематике прав человека, гражданского общества, демократических процессов с новыми идеями, ориентирами.

Расскажите немного о том, чем сайчас занимаетесь, о ваших проектах?

В прошлом году мы начали программу открытых дискуссий в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова в Москве. В еженедельном цикле «Эхо 1989» рассматривали самые разные моменты 1989-го года: он очень во многом был для России и Европы поворотным. Приглашали известных российских и международных экспертов и обсуждали значение Первого Съезда народных депутатов и падения Берлинской стены, Сахарова и Салмана Рушди, события на Тяньаньмэнь и Афганистан.

16 февраля 2010 года мы открываем весенний сезон. Темы дискуссий снова посвящены проблемам, актуальным для нашей страны и имеющим глобальное измерение. Это цикл «Девяностые и «нулевые», цикл «Война и мир», цикл умных лекций, цикл журфиксов Фонда Бёлля, экспертные семинары «Идеи Сахарова сегодня». Без сомнения, тут не обошлось без влияния британской академической школы, где на базе университетов и музеев — множество дополнительных преинтересных событий сверх программы: регулярные дебаты, дискуссии, встречи. Показалось, что нужно срочно учредить что-то подобное в России.

Подробнее о стипендиальной программе «Chevening» можно узнать на официальном сайте.

logo