19.05.2011

Франция – это страна, где легко обрести гармонию с окружающим миром

Виктория Баранова после окончания лингвистического университета работала преподавателем английского языка, менеджером в турагентстве и персональным ассистентом. В 2010 году она уехала во Францию для участия в волонтерской программе. Сейчас Виктория живет в сказочном французском городке Кутанс в 10 километрах от океана. Она рассказала «Европульсу» о своей европейской истории.

— Как тебя занесло в Европу?

На момент, когда я узнала о волонтерстве, я уже окончила университет и больше двух лет работала. Последняя работа была не из легких: сидение в офисе, пятиминутные обеденные перерывы за компьютером, небольшая зарплата. Однажды я сильно заболела и несколько недель просидела дома. Тогда у меня словно открылись глаза: помимо работы есть целый мир! Как раз в это время я случайно встретила в интернете объявление именно об одном экологическом проекте, который реализуется во Франции. Я не искала и не выбирала проект, как делает большинство волонтеров. Тогда мне просто подумалось, что это шанс увидеть мир и начать новую жизнь, и эту возможность нужно использовать. Меня всегда интересовала работа некоммерческих организаций, а еще всегда хотелось кардинально изменить жизнь и сделать что-то полезное для общества и себя.

— Трудно ли было попасть на программу?

Это было совсем нетрудно. Я люблю писать тексты, поэтому составить мотивационное письмо было легко. Через несколько недель раздался звонок из волонтерской ассоциации с просьбой приехать на небольшое интервью, предварительный отбор перед отправкой анкет кандидатов во Францию. А уже через месяц мне позвонили и сказали: учи французский! Французы в то время искали людей именно из Восточной Европы, поскольку знали, что нам гораздо тяжелее попасть в Европейский Союз.

— Чем именно ты занимаешься на проекте?

Я помогаю коллегам в проведении образовательных мероприятий в школах по части экологии, помогаю с переводом и корректировкой документов французов, которые хотят поучаствовать в волонтерских программах. Летом буду помогать в подготовке международного экологического лагеря во Франции. С детьми я общаюсь примерно 50 процентов времени, также у нас есть занятия и со взрослыми. Много времени уходит на другие поручения, например, презентации волонтерской программы на выставках и мероприятиях, переводы проектов и прочее. Коллектив у нас полностью состоит из французов, я единственный человек не из Европы.

— У тебя большая занятость? Волонтерство по занятости похоже на обычную работу или все же занимает меньше времени?

У волонтеров стандартный рабочий день, пять дней в неделю. Один день в неделю работа занимает только полдня, потому что оставшаяся половина отводится на занятия французским языком. Я приехала только со знанием английского. В Париже его еще знают, а в Нормандии – совсем нет! В иноязычной среде язык учится гораздо легче и быстрее, поэтому на третий месяц я начала говорить на французском.

— На каких условиях с тобой работает твоя организация? Волонтер имеет жалованье или работает бескорыстно?

ЕС выделяет деньги на апартаменты, проезд, визы, страховку, которая покрывает вообще всё, деньги на еду (7-10 евро в день, в зависимости от страны) и деньги на карманные расходы, сумма которых тоже зависит от страны. Например, для Франции это примерно 170 евро в месяц.

— Волонтерские организации действительно приносят большую пользу обществу и природе?

Я общалась с ребятами, работающими и в других ассоциациях, и всегда видела людей, живущих идеей. Волонтерство для принимающих ассоциаций является одним из способов заработать деньги, но это копейки, особенно по сравнению с тем, что вкладывается в волонтёра. Поэтому я рассматриваю волонтерство исключительно как институт для обмена опытом и приобретения нового. Я верю, что все может быть красиво и бескорыстно!

— Расскажи немного про людей, с которыми работаешь.

Обычно волонтерами оказываются те, кто только что окончил школу или университет и не знают, чем им заниматься дальше. Иногда это взрослые люди 28-30 лет, которые понимают, что работа не приносит удовольствия. Это как раз мой случай!

— Как отнеслись к твоему отъезду родители, коллеги, друзья?

Родители считали волонтерство – это шаг назад, ведь мне пришлось оставить работу. По их мнению, если в трудовой книжке никакой записи нет, то я просто потеряла этот год. Коллеги пожелали мне воспользоваться возможностью и остаться в Европе навсегда. А друзья знали мои авантюристские наклонности и совсем не были удивлены таким поворотом!

— Как изменилась твоя жизнь после приезда во Францию?

Во Франции я нашла себя, гармонию с собой и миром, изменила восприятие себя и окружающих. Я не помню последний раз, когда ругалась с кем-либо. Здесь почти невозможно не улыбаться. Ну и значимые последствия работы в ассоциации, связанной с экологией: я начала сортировать мусор, внимательнее относится к питанию, к тому, что покупаю. До Франции я была потребителем в самом плохом значении этого слова, а сейчас многие потребительские привычки канули в Лету!

— С чем ты связываешь такие перемены?

Думаю, с тем, что в Европе совсем по-другому дышится и у людей другие приоритеты, другой образ жизни. Они не крутятся как белки в колесе. Здесь нельзя увидеть женщин, обвешанных сумками, с ребенком в зубах, и глазами уставшей собаки. В Европе вообще очень мало крайностей, скорее характерен баланс.

— Какие планы после завершения проекта? Чувствуешь ли, что появились новые перспективы?

Предложения о работе в ассоциации после окончания проекта, встречаются, но очень-очень редко. Моя программа длится всего десять месяцев, поэтому после ее окончания мне бы хотелось найти работу в Европе или продолжить образование. Кроме того, здесь у меня появились близкие по духу люди, и мне хотелось бы жить географически как можно ближе к ним.

— Что тебя больше всего поразило во Франции?

Пожалуй, кулинарные традиции. Для меня было большой неожиданностью, например, то, что перерыв на обед может длиться два часа. И все два часа французы будут сидеть за столом и медленно есть, разговаривая. Да, французы очень любят общаться, эти беседы часто ни о чём, но с таким жаром, с таким порывом! В этих беседах все они. Еще меня поразило, что французы пьют очень много кофе! А также эта способность цедить всего один бокал вина на протяжении всего вечера, утонченно, не напиваясь. Еще у них есть интересная традиция: каждый раз после поедания морепродуктов выпивать немного кальвадоса, это напиток вроде водки с яблочным вкусом. Однажды я была в гостях, и в полдень мы начали с креветок, которые потом непременно нужно было запить кальвадосом. В общем, Франция меня пленила!

— Вика, можешь ли вспомнить какой-нибудь забавный случай за время волонтерства?

Их было очень много! Например, я и подумать не могла, что некоторые дети не знают, что такое акцент. Они не осознают, что есть и другие языки. Когда дети слышат, как я разговариваю, то не понимают и округляют глаза!

Как-то раз коллеги рассказали мне про био еду, про то, что яйца бывают трех типов: от кур, которые содержатся в отличных условиях и гуляют на свежем воздухе, от кур, которые сидят в клетках, и самый худший вариант – от кур, которые живут в клетках и которых искусственно стимулируют дважды в сутки, чтобы те неслись больше. И вот теперь, оказываясь в супермаркете у стендов с яйцами, я каждый раз пытаюсь совместить гуманный подход и возможности своего кошелька, потому что все продукты с пометкой bio стоят дороже.

Однажды коллега попросил помочь ему после работы. А у меня как раз в тот день был бассейн. Я и говорю, мол, извини, не могу, же писин, что значит «я иду в бассейн». Он засмеялся, мол, ну понятно. А потом оказалось, что во французском языке есть такое выражение: «же писин». Это универсальная отговорка, когда кто-то просит что-то сделать, а тебе совсем не хочется соглашаться.

logo