3.07.2019

Магистратура по устойчивому развитию территорий: личный опыт студента Erasmus+

Как развивать города, чтобы в них было уютно жить? Это изучают не только архитекторы и урбанисты, но и экономисты, экологи, специалисты по государственному управлению и психологи.

Среди магистерских программ Erasmus+ есть двуязычная программа по устойчивому развитию территорий STeDe (в основном занятия проходят на английском языке, но часть программы идет на французском), которая объединяет в себе разные подходы к развитию местных сообществ. О том, как проходит учеба и где может работать специалист по устойчивому развитию территорий, «Европульсу» рассказал студент второго курса магистратуры STeDe Иван Попов.

Почему именно устойчивое развитие?

До 19 лет я вообще не знал, что такое устойчивое развитие. Впервые я познакомился с этим термином в США. Дело в том, что в моем родном Ульяновске я учился на российско-американском факультете УлГУ, где у учеников есть возможность на два последних года поехать учиться в университет США и получить два диплома. Там я начал интересоваться экологией, узнал о сортировке мусора и экономике замкнутого цикла.

В УлГУ я изучал мировую экономику. А потом, изучая бизнес в США, я окончательно разочаровался в самой идее капитализма. Там я понял, что мне совсем не нравится их дикий поздний капитализм (неолиберализм). Тогда же я понял, насколько в России люди невежественны в отношении окружающей среды и сострадания к другим существами (людям, животным…). И у меня появилась идея продолжить учебу меж этих двух огней – в Европе.

Когда я искал магистерскую программу, устойчивое развитие было не единственной темой, на которую я обращал внимание. Меня интересовали художественные специальности и кино, но эта программа меня «зацепила» многогранностью.

Устойчивое развитие территорий – это создание комфортных условий таким образом, чтобы будущие поколения не испытывали нехватку ресурсов или других негативных последствий из-за сегодняшних решений. У нас в магистратуре есть всего понемногу — немного философии, немного политической географии, экономической теории, основы демократии соучастия.

Фото: Callum Chapman

Легко ли было поступить?

На программу я наткнулся за 2 дня до истечения срока подачи заявки. Но на первом этапе ничего дополнительно готовить не нужно – требуется только заполнить анкету, прислать заверенный аттестат, рекомендательные письма и сертификат на знание английского языка (мне не нужно было предоставлять даже его, потому что у меня был диплом об окончании школы в США).

Наша программа – одна из немногих в Erasmus+, где требуется знание двух иностранных языков – английского и французского. Сертификат о знании французского предоставлять было не нужно, но на втором этапе отбора – во время собеседования по Skype – часть вопросов мне задавали на французском. Моего уровня им оказалось достаточно.

Как устроена моя магистратура

Стоит наша программа на трех «опорах» — это экология, экономика и социальная ответственность. Это и есть те самые сферы, на которые обращает внимание специалист по устойчивому развитию территорий.

Программа построена таким образом, что мы изучаем эти сферы по очереди в разных университетах в течение трех семестров: во время первого семестра в центре внимания была социальная политика – в Падуанском университете (Италия), второй семестр мы провели в Ленвенском университете (Бельгия), где основной фокус был на вопросах географии и экологии, третий семестр мы учимся в университете Париж 1 Пантеон-Сорбонна (Франция), и там основной упор будет на экономике. А в последнем, четвертом семестре, в одном из этих университетов будем писать дипломную диссертацию по теме из одной из этих сфер.

Программа очень гибкая, и можно выбрать разные направления подготовки.

Например, во втором семестре, который был в большей степени посвящен экологии, можно было выбрать курсы, связанные с туризмом.

Но меня мало интересует это направление, поэтому я больше внимания уделял именно экологии, урбанистическому планированию и географии развития.

Вообще среди моих однокурсников люди с самым разным бэкграундом: есть лингвисты, экологи, журналисты, архитекторы – они пришли на программу с разными запросами, и каждый учится немного своему.

Программа построена необычным образом. Нас учат не предметам – нас учат находить комплексные решения проблем, у которых сразу несколько измерений, а решений, кажется, нет совсем.

Фото: Markus Moning / Flickr

Как проходят занятия

У нас даже предметы называются необычно. Однажды на предмете «Соучастие и транформативное обучение» мы, 30 студентов и профессор, просто стояли в кругу и общались полтора часа. Этот курс был посвящен изменениям «снизу» — самостоятельному влиянию жителей на судьбу своего района или города. Так мы смогли почувствовать, как эти процессы на самом деле должны происходить.

Много занятий проходит в проектном формате. Во втором семестре самый интересный предмет был «Менеджмент мест и направлений» (Place and Destination Management): наша группа разделилась на команды, каждая должна была выбрать один город в Бельгии (на первом занятии профессор представил нам 5 городов на выбор), у которых сейчас проблемы с развитием и имиджем.

В конце семестра мы должны были представить доклад на 100 страниц, где мы предлагаем конкретные решения для этого города. Плюс было 3 презентации, на каждой из которых мы делились с еще двумя командами своими успехами и просили у них совета.

Но самое интересное происходило вне аудитории.

Мы должны были провести полноценное исследование в самом городе, познакомиться с ним изнутри, поговорить с администрацией (тут нам и понадобился французский язык).

Наша команда из 5 человек занималась городом Шарлеруа, известным как «ужас Европы». Когда-то это был центр угольной промышленности, в нем до сих пор живет довольно много народу. Но в 80-90-е годы добыча прекратилась, и город пришел в упадок.

Мне Шарлеруа показался городом из постапокалиптического фильма: много заброшенных домов даже в центре, причем не только фабрики, но и жилые дома. Там высокий уровень преступности, есть проблемы с наркотиками. Город пытается изменить свой имидж и действительно изменить себя, но пока не очень получается.

Мы были в Шарлеруа 5 раз, проводили разные замеры, общались с людьми. Авторитет Левенского университета действует на людей. Мы довольно легко добивались встреч с представителями администрации города – они считали полезным сотрудничество с Левенским университетом, даже со студентами. Надеюсь, мы их не разочаровали.

Мы постарались оценить потенциал Шарлеруа как центра андерграундной культуры. Он действительно очень похож на такие города, как Дрезден в Германии или Детройт в США – у него такое же «индустриальное» прошлое, похожие проблемы и перспективы.

Чем мы с однокурсниками будем заниматься летом

Помимо трех европейских университетов в консорциум нашей программы входят партнерские вузы в других странах – в ЮАР, Бразилии и Буркина-Фасо. Мне кажется, поучиться там было бы мега-интересно. Но по правилам программы, если ты приехал учиться не из страны ЕС, то все обучение ты должен пройти в Евросоюзе.

Исключение – летняя школа. Летом мы отправимся в ЮАР и будем изучать, как развиваются территории в Южной Африке.

Мне очень интересно понять, отличается ли опыт в Европе и в Африке. Стажировка входит в нашу программу, поэтому мы полетим туда все.

А в августе многие мои однокурсники планируют заниматься волонтерством или развивать свои проекты. Вместе со мной учатся ребята от 21 до 31 года – то есть среди них есть люди, которые, скажем, 5 лет работали – и продолжают тем или иным образом сотрудничать со своими работодателями.

Например, один парень из Англии преподает у себя в университете дистанционный курс про будущее. Он параллельно учится в британском вузе, и там есть программа, участники которой делают учебные курсы для студентов. Он там тоже старается уходить от классического преподавания и развивает свой курс про будущее как инициативу «снизу».

Многие ребята останутся в Бельгии и будут помогать беженцам, особенно студенты со знанием арабского языка. Одна девочка из Перу очень интересуется устойчивым туризмом – она нашла стажировку у одной из компаний-партнеров программы.

Я тоже буду волонтерить. На август я собираюсь вернуться в Россию и помогать организации Amnesty International. Я уже какое-то время числюсь их волонтером, но из-за того, что я учусь в Европе, я мог помогать только дистанционно – например, что-то переводить. Теперь я надеюсь получить живой опыт в защите прав человека.

Фото: Jan Jespersen / Flickr

Исследовательская работа в последнем семестре

В последнем семестре мы будем писать исследовательскую работу. К этому надо подготовиться: выбрать тему и в зависимости от нее университет (и, если нужно, компанию-партнера).

Одна студентка из ЮАР собирается писать про «устойчивость» смерти. Из-за того, что со смертью связано так много ритуалов, эту сферу очень сложно изменить – но кладбища могут плохо влиять на развитие территорий. Они загрязняют почву и грунтовые воды. В Африке, где есть проблемы с очисткой воды, эти проблемы встают особенно остро.

Многие ребята интересуются социальным жильем – как правильно строить дома для менее привилегированных слоев населения, чтобы такие районы не превращались в гетто. Очень актуальная тема для Европы.

Я, наверно, один из самых неопределившихся на нашем курсе – до сих пор не знаю, о чем писать. Мне очень интересна тема прав человека, а еще автономность – как коммуны организуются, чтобы решать насущные вопросы. И смежная с ней тема – как искусство влияет на устройство местного сообщества. Надеюсь, летняя школа и стажировка помогут мне определиться.

logo