30.03.2018

Докторантура в Европе о морских экосистемах: личный опыт студента Erasmus Mundus

3 года исследований в двух европейских университетах в разных странах, участие в международных конференциях и тренингах специально для докторантов – о своем опыте с программой MARES в рамках Erasmus+ Валентина Филимонова рассказала «Европульсу».

Три мотивации

Я всегда знала, что хочу заниматься охраной окружающей среды. Но настоящей отправной точкой в моей карьере стал фильм французского режиссера Яна Артюса-Бертрана «Планета-океан». Это документальное кино о взаимодействии океана и человечества. Он вышел в тот год, когда я закончила магистратуру в Петербурге, и посмотрев его, я сразу поняла, чем я должна дальше заниматься: морскими экосистемами и их охраной.

У меня было три основных мотивации, чтобы продолжать научную карьеру за рубежом. Мне всегда были интересны экология, биология и химия, хотелось дальше развиваться в этих областях. Но еще с детства помимо этого меня привлекали иностранные языки. Основной моей заботой оставались естественные науки, но к концу магистратуры мне удалось подтянуть английский до продвинутого уровня – я получила сертификат и была готова применить свои знания. Наконец, мне всегда было интересно посмотреть, как живут и работают люди в других странах.

Оказалось, что все это объединяет программа Erasmus Mundus (в рамках Erasmus+). На их сайте я нашла программу, которая была создана как будто для меня. Я подала документы сразу в два места  – в магистратуру, потому что ради такого опыта я была готова еще раз пройти этот этап, и докторантуру.

В рамках Erasmus+ магистратура предполагает обучение, регулярные лекции и всего полгода исследовательской работы. А докторантура – это фактически полностью твой проект: исследование под руководством профессоров со сходной тематикой в течение 3-4 лет.

Я попала в программу докторантуры и осталась этим очень довольна.

Докторская программа MARES

Программа MARES – это лишь одна из докторских программ, которые участвуют в Erasmus Mundus Joint Doctorate. Чтобы стать частью Erasmus Mundus, сами программы тоже должны пройти отбор. Например, необходимо, чтобы ее участники учились как минимум в 2 университетах.

В моем случае это были университет Авейро в Португалии, где я делала основную часть работы, и Гентский университет в Бельгии, куда я приезжала несколько раз для анализа результатов и моделирования данных. Всего в MARES участвует 24 университета и научно-исследовательских института, которые занимаются исследованиями океана и водных ресурсов.

Всего в программе было 5 наборов (5 лет подряд). На каждой из них предлагают ряд тем, и абитуриенты подают заявку на конкретную тему. Я, например, изучала, как использование пестицидов и металлов в сельском хозяйстве влияет на крошечных обитателей устья реки Мондегу между Лиссабоном и Порту.

Практически все темы связаны с антропогенным, то есть человеческим, влиянием на морскую окружающую среду. Моя коллега в университете Авейро изучала, как глубоководная ловля рыбы тралом влияет на разнообразие и распространение морских донных обитателей. Были темы, связанные с пластиковым загрязнением океана, влиянием глобального потепления на изменение береговой линии Европы и так далее.

От устья Мондегу до моделирования данных на компьютере

В рамках программы MARES проекты финансировались только 3 года, и я успела закончить исследование вовремя, хотя обычно на докторскую уходит 4 года. За это я благодарна своей руководительнице, с которой мы с самого начала составили очень четкий рабочий план.

Примерно полтора года велись полевые и лабораторные работы – раз в месяц мы выходили в устье Мондегу и собирали пробы с глубины 3-4 метров. Нашей целью были самые маленькие обитатели – фитопланктон и питающийся им зоопланктон.

Свою «добычу» мы привозили в лабораторию, акклиматизировали и воздействовали на них выбранными химикатами, чтобы посмотреть, как они влияют на их рост и выживаемость. Нам надо было также определить, насколько эти загрязняющие вещества изменяют пищевой состав организмов: содержание незаменимых жирных кислот, белков и так далее – важных показателей качества любой пищи. Мы хотели проследить, как они влияют на первое звено морской пищевой цепочки и, в перспективе, на мальков рыб, которые вполне могут оказаться на нашем столе.

Следующим этапом мы проводили анализ, а затем моделирование данных на компьютере – это заняло около 2 лет. Причем часть работы я выполняла в Португалии, а часть – в Бельгии, где было нужное для этого оборудование. И в то же время я писала диссертацию, статьи (для защиты нужно было опубликовать хотя бы 2) и готовила выступления для конференций.

Исследования, слеты, тренинги

Конечно, из-за такого разброса тем и университетов я редко видела других участников программы (кроме тех немногих, кто тоже делали исследование в Авейро). Но раз в год именно для нас, участников MARES, устраивали слет. За период обучения надо было посетить как минимум два таких слета.

Главной целью было рассказать о своем исследовании: новички представляли свои темы и рассказывали о целях работы, а те, кто уже отучился какое-то время, представляли промежуточные результаты. Мы выступали перед научным советом MARES, состоящим из 8 профессоров. По итогам наших выступлений и обязательных годовых отчетов нам давали обратную связь и рекомендации.

Но куда ярче была неосновная программа. Каждый раз на такие встречи приглашали специалистов из других областей, которые проводили для нас тренинги, не связанные напрямую с нашей специализацией.

Например, на первой встрече, где мне довелось побывать, выступал ведущий радиостанции ВВС Алан Льюис. Он рассказал, как ученым лучше общаться со СМИ и как донести легко и понятно результаты своих исследований до широкой публики. К примеру, он говорил, что подготовку к презентации ни в коем случае нельзя начинать с создания презентации в Power Point: «Сначала вы открываете Word и пишите историю, — говорил он, — а слайды – это только иллюстрации». Меня это очень впечатлило.

Еще Алан советовал сформулировать одну фразу, в которой вы донесете суть своего исследования. По его словам, в условиях прямого эфира ведущий может увидеть, что время поджимает, и в любой момент может спросить гостя (то есть вас): «И что же вы этим хотите сказать?» — тогда надо успеть уверенно и быстро произнести эту фразу до того, как закончится время.

На другом слете тоже выступали очень интересные гости – известные итальянские бизнес-коучи. Они проводили тренинг по управлению проектами, предоставив возможности командной работы. Особенно это было интересно потому что мы, участники, были все из разных стран, с разных континентов. И нам надо было быстро подготовить проект – решить проблему. На этом тренинге я осознала, что у меня хорошие задатки лидера, а моя уникальная способность – умение объяснить спорящим, чего каждый из них хочет от другого. Тогда я поняла, что хочу развивать эти качества.

Специально для MARES была создана тренинговая платформа Marinetraining.org, в рамках которой мы могли выбрать расширенные тренинги в области охраны, управления и оценки состояния морских экосистем, их ресурсов и биоразнообразия.

Нетворкинг на международных конференциях

Еще один важный опыт для меня заключался в участии в международных конференциях. В магистратуре в России я делала исследование для патента, а это значило, что мы никому не имели права рассказывать про наш проект. В MARES же участие в международных конференциях было обязательным условием.

Там действительно чувствуется международное взаимодействие. Такой нетворкинг, как на международной конференции, не получается нигде!  Кроме того, если ты сталкиваешься в исследовании с какой-то проблемой, наверняка кто-то когда-то сталкивался с подобной и может знать способы ее решения. Например, у меня сначала не получалось поддерживать планктон живым в условиях лаборатории, а на одной конференции мне подсказали, в чем может быть причина. На другой конференции я узнала, что параллельно с моим исследованием влияния химикатов на планктон ведется другое – коллеги изучали сброс этих самых химикатов в Мондегу. Потом я ссылалась на эту работу. Это придает твоему исследованию значимости – если многим интересна определенная тема, значит, эта проблема действительно есть.

Еще на конференциях можно познакомиться с компаниями, которым нужны консультации ученых. Мое исследование было сугубо академическим, но, например, к моей коллеге и ее научной группе, которая занимается исследованием глубоководной морской среды и ее обитателей, обращались за консультацией представители компании, которые как раз занимаются тралением и драгированием дна (то есть, вытаскиванием на поверхность его обитателей). Сегодня европейские компании заинтересованы в том, чтобы как можно меньше вредить окружающей среде, и наши исследования им в этом помогают.

Разные подходы к работе ученого в Бельгии и Португалии

В Бельгии все по часам. Мне сразу сказали, во сколько надо приходить в лабораторию, во сколько уходить, когда обедать и когда пить кофе – и так же «по часам» у них устроена вся работа в университете.

В университете Авейро в Португалии строгих временных рамок не было: можно было приходить и чуть позже. Но тут такая высокая конкуренция среди ученых, что лениться никто не может себе позволить. Для меня было обычным делом приходить в лабораторию в 7-8 утра и работать до 10 вечера. И это считается в порядке вещей. За 3,5 месяца до того, как я начала программу, моя руководительница родила второго ребенка. Она не взяла декретный отпуск и уже через 3 дня после родов села за компьютер, чтобы не выпадать из проектов.

logo