31.08.2020

В Европе на карантине: личный опыт волонтера Европейского корпуса солидарности во Франции

В школе помимо учителей с детьми занимаются иностранные волонтеры? В Европе это вполне обычное дело. На такой проект во французский городок Экс-ан-Прованс в 30 километрах от Марселя поехала Алена Абдуллаева из Красноярска.

Это четвертая статья из серии публикаций «Европульса», в которых российские волонтеры Европейского корпуса солидарности (ESC) и студенты Erasmus+, застигнутые в Европе пандемией коронавируса COVID-19, рассказывают о своем личном опыте.

 

Снова в школу

Проект Алены начался в конце сентября 2019 года в лицее Вовенарг. Во Франции лицей – это не элитная школа, а просто одна из ступеней образования, соответствующая старшей школе в России. Там учатся подростки 14-18 лет.

В Вовенарг каждый год приезжают волонтеры ESC из разных стран. Вместе с Аленой в этом лицее волонтерили испанцы и австрийцы.

— На моем проекте было около 30 международных волонтеров, — рассказывает Алена. — Это работа в школе: ассистентами на уроках, иногда в библиотеке. В основном волонтеры помогают преподавать иностранные языки — как правило, английский — и помогают школьникам делать домашку.

Первое, что должны были сделать иностранные волонтеры, попав в лицей, – рассказать ученикам про свою страну или регион. Как правило, такие презентации проходят на уроке английского языка. Эти рассказы приходят послушать не только «законные обитатели» класса, но и другие волонтеры, а иногда и ученики с учителями, у которых в расписании «окно».

В рамках проекта Алена должна была проводить в школе 28 часов в неделю:

— Я по-разному работала с разными преподавателями. Кому-то просто ассистировала на уроке. Иногда забирала половину группы, у кого были трудности с английским языком или с поведением, и готовила их отдельно в другом кабинете. Мы делали с ними упражнения или проверяли домашнее задание.

С некоторыми учениками Алена занималась индивидуально.

— В основном я помогала им делать домашку, но некоторые просили что-то объяснить или просто хотели побольше узнать о России.

Так Алена постепенно знакомилась с учениками лицея.

Иностранных волонтеров ждут школы в разных странах Евросоюза, не только во Франции. Такие проекты чаще проходят в небольших городах или, по крайней мере, не в столицах. Например, в Экс-ан-Провансе живет немногим больше 160 тысяч человек. О том, как найти «свой» проект и подать заявку, мы писали в статье «Как (и зачем) стать волонтером Европейского корпуса солидарности: личный опыт».

На фото: Алена с другими волонтерами проекта

«Я начала паниковать, но рассуждая трезво, поняла, что в безопасности»

Когда в Европе начались первые тревожные признаки эпидемии коронавируса COVID-19, во французских школах были каникулы.

— Мы, все волонтеры, уехали путешествовать. Я на тех каникулах побывала в Брюсселе и Праге, а несколько моих друзей отправились в Италию. Когда они приехали, их посадили на две недели в карантин.

После каникул школа началась в обычном режиме, но через несколько дней у одного ученика обнаружили новый вирус – и очные занятия в лицее прекратились. А еще через несколько дней карантин ввели во всей стране.

Обучение в лицее стали спешно переводить в онлайн, и для волонтеров в новом расписании найти место не удавалось.

— В моем волонтерском контракте прописано, что у меня 30 рабочих часов в неделю. Из них 28 я проводила в школе и еще 2 отводится для изучения французского языка (два часа в неделю на изучение местного языка получают все волонтеры ESC; некоторые программы предоставляют собственные курсы, в других волонтеры присоединяются к местным языковым группам — Прим. «Европульса»). В тот период я начала паниковать, новых известий мы ждали как новостей с фронта. У меня есть знакомый, который переболел коронавирусом, и я знаю, что это тяжело. Но рассуждая трезво, я поняла, что оставаясь во Франции, я в безопасности – так меньше рисков.

Во Франции осталось большинство работающих в лицее волонтеров. Им рекомендовали переждать карантин во Франции, но все желающие могли уехать раньше, и прерванный в таких обстоятельствах контракт никак не повлиял бы на дальнейшее участие такого волонтера в проектах Евросоюза.

Как волонтеру пережить карантин

Оставшимся волонтерам ESC и принимающая организация старались обеспечить максимально комфортные условия. Им добавили карманных денег: ведь если раньше волонтеры обедали бесплатно в школьной столовой, то теперь им пришлось самим покупать продукты и готовить. До карантина Алене выдавали 310 евро на карманные расходы (из них 10 обязательно шло на оплату мобильного интернета, остальное Алена могла тратить по своему усмотрению), а во время карантина сумма выросла до 370 евро. Плюс за волонтерами осталось закреплено их съемное жилье.

Морально волонтеров тоже пытались поддержать. Координаторы общались с ними в чатах и в почте. Сами волонтеры тоже пытались поддержать друг друга. Например, запустили «опросы дня» в социальных сетях на разные темы.

Хотя Алена перестала встречаться с учениками лицея на занятиях, они продолжали обращаться к ней за помощью.

— На карантине школьникам задавали больше уроков, и я помогала тем, с кем была лично знакома раньше. Но хотелось работать больше. Еще я сначала переживала, что не смогу путешествовать, но потом смирилась. А так можно было снимать видео и делиться эмоциями. Или писать гид по региону для следующих волонтеров – где находятся больницы, где можно вкусно и недорого поесть.

Помимо прямых обязанностей ESC всегда предлагает волонтерам участвовать в расширении сообщества: снимать видео и делиться своими впечатлениями, писать гид по региону для следующих волонтеров (в нем волонтеры собирают самую полезную информацию для своих последователей).

Занятия в школах возобновились во второй половине мая. Правда, некоторые занятия так и остались онлайн, но волонтеры стали постепенно возвращаться к своим обязанностям.

Новый проект

Постепенно для Алены приближался «час икс». Ее проект заканчивался 30 июня, но авиасообщения между Францией и Россией еще не было.

— Наша координирующая организация сразу сказала, что поможет подать на продление визы, если авиасообщения не будет.

С Аленой заключили новый контракт: у нее новое жилье, новый размер выплат (380 евро в месяц) – и новые обязанности.

Алена работает в офисе координирующей организации Hors Pistes, которая организовывала ее проект. Там Алена отвечает на вопросы кандидатов в волонтеры, организует онлайн-тренинги и вообще помогает с офисной работой.

И все это ей нужно делать на французском.

— Я приехала с очень поверхностным знанием языка. Я не учила французский ни в школе, ни в университете. В России перед отъездом я несколько месяцев занималась с репетитором – и все. Уже во Франции я пыталась заниматься в сервисе Erasmus+ OLS (Online Linguistic Support), но мне кажется, лучший учитель – это практика. Тем более, что в Экс-ан-Провансе мало жителей говорят на английском. Так что мне пришлось осваивать язык на практике. Зато теперь я вполне могу общаться на французском – для работы моего уровня хватает!

logo