12.10.2020

7 удивительных животных, которые могли навсегда исчезнуть (но их спасли)

Чем больше людей на Земле, тем сложнее живется зверям, птицам, рыбам и прочим существам, с кем люди не заботятся жить по-соседски. Чтобы не допустить исчезновения и так уже редких видов животных, программа Евросоюза по защите окружающей среды LIFE финансирует огромное количество проектов, спасающих биоразнообразие европейского региона и планеты в целом. «Европульс» выбрал 7 самых симпатичных животных, которым удалось избежать опасности.

В поисках генетического разнообразия: пиренейская рысь

Рысь никогда не числилась среди самых красивых кошек планеты, однако пиренейская стала исключением. У нее роскошное меховое одеяние − пушистое, яркой окраски и с чистейшим белоснежным подшерстком. Но эта красивая кошка еще и одна из самых быстро исчезающих на планете.

Сейчас рысь обитает только на юго-западе Испании, преимущественно в национальном парке Доньяна в Андалусии, хотя изначально ее можно было встретить во всех уголках Пиренейского полуострова.

Роковым для рыси стало постепенное исчезновение диких кроликов. В сутки ей нужен для пропитания один такой кролик. Этот баланс давно нарушен: грызунов истребили не только охотники, но и южноамериканский вирус во время эпидемии середины прошлого века.

Фото: LIFE02/NAT/E/008609

Вдобавок чем меньше остается пиренейских рысей, тем они уязвимее к болезням: это связано с уменьшением их генетического разнообразия. Поголовье пиренейской рыси с начала XIX века сократилось в 400 раз, и возник риск того, что эта кошка окончательно исчезнет с лица Земли.

Поэтому в Евросоюзе заработали почти три десятка программ изучения и спасения пиренейской рыси. Прежде всего предстоит восстановить популяцию рыси в специальных центрах разведения, чтобы потом животные могли сами размножаться в своей естественной среде. После чего пиренейскую рысь нужно вернуть в те регионы Испании и Португалии, где они обитали в прежние времена.

Уже сейчас в Андалусии ученые насчитали 400 рысей – это во-первых. Во-вторых, генетическое разнообразие у живущих в национальном парке Доньяна животных уже стало улучшаться. В третьих, пиренейская рысь стала встречаться и за пределами Андалусии – в Толедских горах (а это в 400 с лишним километрах от Доньяны!) и в Португалии.

За рысью можно подсмотреть по веб-камере на сайте Доньяны (ищите камеру с названием Centro de cría del lince).

Больше снега для сугробов! Сайменская нерпа

Время от времени природа создает особые условия для возникновения редкого вида животных. Так получилось с пресноводной сайменской нерпой, обитателем финского озера Сайма, которое тысячи лет назад изолировалось от Балтийского моря и дало жизнь этому эндемику (то есть животному или растению, которое встречается лишь на очень ограниченной территории).

Сайменской нерпе для выживания требуется много снега зимой. В сугробах удобно рыть глубокие и теплые норы, чтобы нерпа там могла родить и вырастить потомство. С одной стороны, эта привычка позволяет сохранять жизнь неокрепших малышей в суровом климате, а с другой…  именно из-за нее нерпа начала вымирать.

В последние годы в Финляндии все чаще случаются малоснежные зимы. Нет сугробов, а значит, негде строить норы. Свою роль в невольном почти-что-исчезновении нерпы сыграли и рыбаки: они ставили в озере множество сетей, в которых регулярно запутывались и гибли бельки. А между тем, сайменская нерпа рожает за раз всего одного детеныша, да и то не каждый год.

Когда защитники природы спохватились, поголовье сайменской нерпы снизилось до одной сотни особей.

Тогда Финляндия срочно ввела ограничения на рыбную ловлю в Сайме, и малышей стало гибнуть в сетях не в пример меньше. А главное – нерп стали обеспечивать снегом. С помощью машин и лопат нетрудно сгребать сугробы, достаточные для рытья нор. Проект Евросоюза по защите сайменской нерпы LIFE Saimaa организовал местных жителей, и они активно принялись за строительство сугробов.

Фото: LIFE12 NAT/FI/000367/Timo Seppäläinen, LIFE12 NAT/FI/000367/Miina Auttila

А вскоре финские биологи наконец кардинально решили проблему снежных нор на случай дальнейшего потепления: разработали плавучий домик на понтонах. Ведь однажды может наступить и полностью бесснежная зима. Нерпы приняли готовую «нору» благосклонно, так что теперь есть все основания надеяться на то, что к 2025 году в озере будут плавать уже 400 нерп.

На жизнь все еще уязвимой сайменской нерпы можно посмотреть в режиме онлайн: чтобы рассказать о ее сложной жизни людям, активисты установили на озере веб-камеру.

 

Долой геноцид! Гриф-бородач

У птиц-стервятников, как правило, голова лысая: так им легче выклевывать внутренности у мертвых животных. А вот грифу-бородачу с роскошной, как у льва, гривой лысина не нужна: он питается костным мозгом, терзая голые кости. Долгое время люди не понимали его пристрастий, ошибочно считали, что бородач охотится на ягнят, — и уничтожали бородача как опасного хищника, раскидывая отравленные приманки.

А ведь эта птица довольно уязвима по своей природе: гриф-бородач начинает заводить птенцов только в восьмилетнем возрасте и за сезон выращивает всего одного птенца.

Пока разобрались, что к чему, птиц почти не стало – а ведь когда-то они жили в горах по всей южной Европе. Сорок лет назад они исчезли из Альп, и остались только отдельные «поселения» бородачей: всего 40-50 пар в Пиренеях и еще менее населенные колонии на Корсике и на Крите.

Фото: LIFE14 NAT/FR/000050

Несколько лет назад в Альпах построили вольерный центр для разведения бородачей – когда они взрослеют, их выпускают в специально созданные на скалах гнезда. Кроме того, теперь бородачей подкармливают, выкладывая на скальные площадки остатки павшего или специально забитого скота. На поиски отравленных приманок выходят специальные патрули. А еще линии электропередач в местах обитания грифов-бородачей делают более заметными — иначе птицы травмируются проводами.

Кроме Альп, бородачи теперь снова кружат над Центральным массивом во Франции и в горах Касорла в Испании, где им создали подобные альпийским условия. Ученые надеются, что эти разрозненные поселения бородачей смогут снова, как некогда, объединиться в полноценный ареал.

Перелетные колонисты: северный лысый ибис

Некоторые лысые птицы тоже близки к исчезновению: например, близкий родственник аиста − северный лысый ибис, очень древний вид. По легенде, эта живописно выглядящая, яркая птица с длинным клювом была среди первых птиц, покинувших Ноев ковчег. Правда, это ее не спасло от вымирания.

Люди на ибисов почти не охотятся, но давно мешают ему нормально существовать в дикой природе, осушая и загрязняя водоемы, в которых ибисы питаются. В итоге пришлось признать, что вид почти полностью истреблен: к 2013 году общемировая популяция свободно живущих северных лысых ибисов сократилась до… одной особи на Ближнем Востоке.

С тех пор кое-что изменилось. В Баварии (Германия) теперь живет маленькая племенная колония этих ибисов; два подобных «поселения» благодаря усилиям зоологов и активистов появились около Зальцбурга (Австрия) и в Баден-Вюртемберге (Германия). И люди помогают примерно 120 ибисам жить безопасной перелетной жизнью между этими колониями и Тосканой (Италия), кудаэти птицы отправляются на зимовку.

 

На волю из зоосада! Европейский зубр

Зубры — это не просто знаменитые быки, они занимают важнейшее место в экосистеме: эти звери вытаптывают подлесок, расчищая место для мелких травоядных и улучшая таким образом кормовую базу для хищников. Даже насекомые процветают рядом с зубрами, питаясь их навозом и растоптанной древесиной. А там и птицы подтягиваются, поедая этих насекомых и вовсю используя клочки шерсти зубров для строительства гнезд.

В Европе на зубров некогда активно охотились, и сто лет назад их практически не стало. Сегодня их можно встретить лишь в польской Беловежской пуще и с недавнего времени — в Румынии. Зубра от полного истребления сто лет назад спасли зоосады: именно оттуда этих животных стали возвращать обратно в дикие условия, и вся современная европейская «нация» зубров происходит от 12 основателей.

Фото: LIFE06/NAT/PL/000105

Эта миссия восстановления популяции зубров продолжается. Несколько лет назад 80 зубров выпустили на волю в Южных Карпатах. Теперь главная задача ученых – следить за их благополучием, не вмешиваясь: не подкармливая (если только речь не идет о суровой зиме), не защищая от хищников. Зубры должны сами адаптироваться к диким условиям и давать полноценное жизнеспособное потомство, постепенно заселяя регион.

А чтобы не выпускать зубров из поля зрения, участники проекта устанавливают камеры на деревьях и горных перевалах.

Жилищная программа в лесу: сибирская белка-летяга

Белка-летяга — очень скрытный зверек, увидеть его в естественной среде обитания непросто. Живет он, несмотря на свое название, лишь в некоторых регионах Финляндии и Эстонии, поросших старыми смешанными лесами.

Но и там летяг становится все меньше, потому что эти белки предпочитают гнездиться в дуплах трухлявых осин, а лесничества стараются от таких деревьев избавляться. Возникает конфликт интересов, и летяга в нем проигрывает.

Фото: LIFE17/NAT/FIN/000469

Чтобы вернуть дом летягам, их стали поддерживать в их естественной среде обитания. Для белок строят «экологические коридоры», чтобы они могли свободно перемещаться по лесу: например, перестают вырубать нижние ветки, которые служат летягам естественным трамплином. А еще организуют гнездовые и кормовые зоны в осиновых рощах, площадки для подкормки зверьков и стараются информировать туристов на тропах в местах обитания этих белок. Кроме того, сейчас разрабатывают метод, который позволит определять местонахождение летяг для составления точных карт их ареалов.

Кроме того, люди слишком мало знают о белке-летяге и ее повадках — исправив это, можно добиться постепенного восстановления беличьей популяции. Поэтому Музей естественной истории в Куопио (Финляндия) при поддержке финской Ассоциации охраны природы создал базу наблюдений за зверьками и постоянную экспозицию, симулирующую жизнь летяги в лесу.

Как спастись от браконьера: дунайский осетр

Уха из дунайского осетра − исторически одно из самых популярных блюд в Будапеште и Вене. Когда-то в Дунае обитало шесть видов осетровых рыб, каждый из которых был единственной в Европе дикой популяцией.

Сегодня пять из них находятся под угрозой исчезновения, в том числе и уже практически вымерший европейский осетр. Ситуация патовая: с одной стороны, добыча осетровых – основной способ прокормиться для дунайских рыбаков, с другой – ценная рыба вот-вот прощально помашет им хвостом. Особенно тяжелое положение у осетровых в Румынии. И в Европе забили тревогу.

Первым порывом было просто запретить ловлю. Это не выход, потому что без дохода в этом случае остались бы тысячи рыболовецких хозяйств в придунайских странах. А между тем, основной угрозой для осетров были не столько рыбаки, сколько организаторы незаконного промысла и оборота осетровой икры.

Фото: LIFE15/GIE/AT/001004/WWF/Jutta Jahrl

Поэтому защитники стали бороться с браконьерами. В первую очередь, под строгий запрет попал «черный рынок» осетра и осетровой икры в Болгарии, Румынии, Украине. Для анализа икры стали применять… изотопный метод: он позволяет определять, от дикого ли она вида (и значит, браконьерская) или же получена в рыбном хозяйстве.

Ловлю и продажу осетровых сильно ограничили, а кое-где и вовсе запретили. В частности, полностью запрещена добыча в Дунае одного из ценнейших видов осетровых – стерляди. Все прочие виды осетровых в настоящее время находятся под охраной в регионе Нижний Дунай.

Такие меры неизбежно привели к повышению цен на осетровое мясо и икру. Возможно, это станет толчком к созданию большего числа акваферм, где разводят осетров и производят икру: тогда дунайских рыб наконец оставят в покое.


На обложке: северный лысый ибис

logo