22.02.2017

Фотограф Фабрицио Молья: «Натуралист не должен воспринимать животных как друзей»

На вопрос, каково население земли, обычно называют количество людей. Для Фабрицио Мольи — итальянского натуралиста-фотографа, как он сам себя называет, — это неполный ответ. Ведь человек – это лишь один из почти пяти тысяч видов млекопитающих, а есть еще 9-10 тысяч видов птиц, почти 15 тысяч видов амфибий и пресмыкающихся, 23,5 тысячи видов рыб и несметное число самых разных беспозвоночных. И Фабрицио своими фотографиями знакомит людей с нашими соседями по планете.

 
 

Исследователь природы с фотоаппаратом

Меня иногда называют фотографом-натуралистом, но я себя считаю в первую очередь исследователем природы, который по совместительству делает фотографии.

«Любимых» животных у меня очень много. Я люблю фотографировать медведей, но меня интересует и маленькое насекомое, и змея. Недавно у меня был настоящий праздник — я сфотографировал усатую синицу, которую искал 10 лет.

Со многими животными я только мечтаю познакомиться. Особенно хочу сфотографировать снежного леопарда и амурского тигра, но в моем списке много и менее «важных» моделей.

 

Медовый месяц на Камчатке

Очень часто молодожены проводят медовый месяц во Флоренции или в Риме. А мы после свадьбы с женой, которая с тех пор стала моим партнером и пишет тексты на основе моих снимков, поехали на Камчатку, где я снимал камчатских медведей. Пожалуй, это было самое запоминающееся путешествие в моей карьере. Там же я сделал снимок, который недавно принес мне победу на международном конкурсе в Дубае (Dubai HIPA 2014-2015 «Life in colour»).

 

Путешествие круглый год

Почти круглый год я в разъездах – примерно треть времени провожу вдалеке от дома, а остальные дни посвящаю изучению обитателей своей родной Италии.

Мне не интересно фотографировать город, да и вообще город мне не очень интересен.

Фото: Fabrizio Moglia. На снимке белый медведь

 

Канадское приключение

Когда снимаешь диких животных, самое сложное – это жить в той же среде, что и они. Одна из самых сложных экспедиций у меня была два года назад в Канаде, когда мы фотографировали белых медведей. Было очень непросто жить при постоянной минусовой температуре и следовать по нетронутому снегу за медведем. А он за день может проходить огромные расстояния.

И было страшно, особенно в первые дни. Потом привыкли – к страху, а не к медведям.

Нам очень повезло с гидом – он хорошо знал и местность, и повадки медведей. Без людей, которые знакомы с природой того края, где ты готовишься снимать, не обойтись – они рассказывают, где, скорее всего, можно встретить зверя и как лучше туда добраться.

 

Терпение, камуфляж и прочие хитрости

Фотографировать животных – непредсказуемое занятие. Иногда фото получается за считанные секунды, а бывает, что снимка приходится ждать годами. У меня была мечта сфотографировать ястреба-тетеревятника во время снегопада, и чтобы «поймать» его в таких условиях, у меня ушел не один год. А в другой раз я десять дней подряд ждал, чтобы сфотографировать волка.

Когда я выхожу фотографировать, надеваю маскирующую одежду — как правило, в коричневых и зеленых тонах. На месте я делаю убежище, где жду встречи со зверем, — шалаш, стог и так далее.

Важно двигаться как можно меньше и избегать резких движений. Запах тоже может сыграть с фотографом злую шутку, особенно если фотографируешь млекопитающих. Я из-за этого даже бросил курить, хотя мне это удалось с трудом: я в очередной раз собирался на Камчатку фотографировать медведей, а медведи очень чувствительны к табаку. Пришлось перейти на электронные сигареты, а потом и совсем отказаться от табака.

Фото: Фото: Fabrizio Moglia. На снимке беркуты
Фото: Fabrizio Moglia. На снимке беркуты

 

Два разных мира

Фотографу-натуралисту приходится всегда помнить, что его модель — животное, а не человек. Они живут в другом мире, который к нашему не имеет никакого отношения. В этом моя миссия фотографа – показать людям мир, который они сами вряд ли когда-нибудь увидят.

Свое отношение к диким животным я могу назвать глубоким уважением. Натуралист не должен воспринимать животных как друзей. Считать их друзьями – значит втягивать их в отношения, которые им не принадлежат. У них свой мир, у нас свой.

Если войти в близкий контакт с животным, появляется феномен импринтинга, при котором у животного формируется новое поведение. Тогда оно рискует выбиться из привычного ритма жизни в природе. Надо видеть грань между домашней кошкой и диким тигром. Я считаю друзьями двух своих домашних кошек и всех обитателей своего сада, у меня там живет змея, сова, куча грызунов и насекомых.

Фото: Fabrizio Moglia. На снимке европейский бизон
Фото: Fabrizio Moglia. На снимке европейский бизон

 

Два совета будущим фотографам

Первое, что нужно сделать, собираясь на «фотоохоту», — изучить повадки животного, которое собираешься фотографировать: чего оно боится, при каких условиях атакует. Например, когда снимают диких змей, их часто берут за хвост и перекладывают на открытое место, где их лучше видно (в отличие от млекопитающих их такой контакт с человеком не смущает). Если поднять змею за хвост, ее движения становятся гораздо медленнее, и она почти не может укусить человека. Но все-таки забываться не стоит. На моих глазах один мой коллега забылся, начал с кем-то разговаривать в то время, как держал змею за хвост. И та медленно, но верно поднялась до уровня своего хвоста и укусила фотографа за пальцы.

Второй мой совет: лучше отказаться от снимка, чем навредить животному. Например, у гнезда орла стоит обратить внимание, сидит ли самка на кладке. Если ее испугать, она может улететь навсегда и бросить невылупившихся птенцов. В таком случае правильным решением будет закончить эту фотосессию. Да и кроме того, если фотограф испугал животное или потревожил, хорошего кадра все равно не выйдет.

Фабрицио Молья за работой
Фабрицио Молья за работой

Соседи, с которыми мы не знакомы

Важно показывать диких зверей такими, какие они есть. Ведь у нас так много мифов, связанных с животными. В итальянских деревушках до сих пор верят, что совы ухают ночью к смерти. На самом деле эта примета появилась так: когда в деревне кто-то умирал, его традиционно оставляли на ночь в доме, чтобы семья могла проститься с усопшим. Молитвы продолжались всю ночь и, естественно, при свете. Свет привлекал насекомых и мелких животных, на которых охотятся совы. Те не могли пропустить такой «стол», они прилетали в дому, где скорбели родные и близкие покойника и ухали. Так за ними закрепилась слава дурных вестников, но совы в этом совсем не виноваты.

На самом деле совы красивы, грациозны и совсем не связаны с дурными знаками.

До 19 марта в Дарвиновском музее проходит выставка Фабрицио Молья «Белые на белом». В экспозиции собраны его фотографии обитателей полярных широт и акварельные работы его дочери, Джулии Мольи.

logo