24.08.2017

Шанс раз в 10 лет: почему стоит поехать в Мюнстер на «Скульптурные проекты»

В Европе есть несколько знаковых событий в области современного визуального искусства: это Биеннале современного искусства в Венеции, которая проходит раз в 2 года, «Документа» в Касселе — раз в 5 лет, и «Скульптурные проекты» в Мюнстере — раз в 10 лет.

Мюнстер выпал на этот год (выставка продлится до 1 октября) – и такой шанс упускать нельзя. Почему – объясняет корреспондент «Европульса» Наталья Гурова, студентка арт-вуза в Вене.


2 причины побывать на «Скульптурных проектах» в Мюнстере

Во-первых, арт-туризм становится все популярнее. В этом году на Венецианскую биеннале приехало на 20% посетителей больше, чем в 2015 году. На «Документе» в немецком Касселе уже в 2012 году побывало 900 тысяч человек, и гостей становится все больше. В Мюнстере в этом году ожидают 650 тысяч гостей.

Во-вторых, эта выставка не похожа ни на Венецианскую биеннале, ни на «Документу»: все выставленные работы находятся прямо в городе, в его обыденных местах, и прийти к ним можно в любое время дня и ночи, все 24 часа в сутки.

И если билет на Биеннале в Венеции стоит 23,5 евро (за 1 день), в Касселе — 22, то в Мюнстере — 0. Ноль евро за несколько дней, которые захочется там провести – а «Скульптурные проекты» (как и Биеннале и «Документу») ни за день, ни за два обойти невозможно.

«Скульптурные проекты» Мюнстера – не «про скульптуру». Вернее, не про такую скульптуру, к которой мы привыкли. Это ни на что не похожие объекты, инсталляции, перформансы, звуки и явления на стыке физического и цифрового миров.

В Мюнстере становится понятно, что скульптура — это не изваяние из мрамора или бронзовый обелиск. Она может быть видео, танцем, гаджетом, перестроенным зданием, вывеской, тату-салоном.

 

Mika Rottenberg, Cosmic Generator

 


Почему выставка в Мюнстере ни на что не похожа

Разбросанные по всему Мюнстеру работы нужно искать. Для этого есть карта «Скульптурных проектов» (стоит 3 евро), на которой отмечены не только работы этого года, но и те, которые остались от предыдущих выставок – и некоторым из них 40 лет. Интересно смотреть, как время изменило объект, и как он воспринимается сегодня.

Лучший способ путешествовать от одной работы к другой — это велосипед. Его можно взять напрокат рядом c собором Святого Павла за 12 евро. В Мюнстере очень легко ориентироваться и удобно ездить на велосипеде — практически везде есть велосипедные дорожки.

«Вы в Мюнстере. Сейчас льет дождь. Вам нужно взять что-нибудь, чтобы защитить карту от влаги. О, боги, похоже, что ближайший объект для осмотра находится внутри соседнего здания. Север, Юг, Восток, Запад. А это другой объект, который хочется посмотреть. Километр или два на велосипеде — не проблема. Солнце выглядывает из-за туч», — вот такой текст напечатан на обороте карты «Скульптурных проектов».

 

 

Поиск объектов может превратиться в квест. Например, я так и не нашла одну из трех работ Арама Бартола, которая была спрятана в одном из двориков. Не исключено, что ее попросту украли, потому что это была замысловатая гриль-установка. Зато увидела другую его работу (металлическая чаша, провода, микрокомпьютер, кабели для зарядки айфона).

 

Aram Bartholl, 5 V

 

В Мюнстере иногда приходится задаваться вопросом: то, что я вижу, — это искусство или нет? И тут есть над чем подумать. Если искусство, то почему? О чем оно мне говорит? Что делает искусство искусством? Что я чувствую? О чем я думаю? Как это сделано? Это специально или случайно?

Тем более что в Мюнстере искусство находится где угодно — в парке, в промзоне, на берегу реки или даже в самой реке.


Какие работы этого года стоит увидеть в Мюнстере

Турецкая художница Айше Эркмен в этом году построила небольшой мост, который идет под водой в реке в центре города. Когда издалека смотришь на мост с посетителями выставки, то кажется, что в реальности воплощено хождение по воде.

 

Ayşe Erkmen, On Water

 

Итальянка Лара Фаваретто пересмотрела понятие времени и скульптуры. Мы привыкли, что мраморная статуя может храниться если не столетиями, то тысячелетиями при должном уходе. А ее скульптура «Сиюминутный памятник» будет уничтожена после того, как выставка закроется. Это большой гранитный камень с прорезью для опускания монет: художница призывает жертвовать деньги тем, кому грозит депортация. После завершения выставки в октябре объект должны разбить, а деньги передать в благотворительные организации. Похожую акцию она реализовала на Ливерпульской биеннале, там ей удалось собрать 1200 фунтов стерлингов.

Исландский художник с трудно выговариваемым именем Hreinn Friðfinnsson забрался на окраину города в лес рядом с железнодорожными путями. Туда стоит съездить хотя бы потому, что дорога до места захватывающая: через промзоны и подсолнечные поля к частному сектору и лесу. Сама скульптура сделана из нержавеющей стали и представляет собой каркас дома, который стоит в центре небольшой поляны, окруженной высокими деревьями. А чтобы дойти до дома, нужно пройти крапивное поле. Вот он — дом, но у него нет стен, дверей и крыши, а только идея; художник работает понятиями «снаружи» и «внутри», когда стены дома — лес, пол — земля, а крыша — небо.

 

Hreinn Friðfinnsson. fourth house of the house project since 1974

 

Пьер Юиг из Франции умеет конструировать ситуации и опыт. Как бы вы себя чувствовали после того, как жизнь на Земле закончилась, но вам каким-то чудом удалось уцелеть? Его работа After Alife Ahead берет на вооружение именно это ощущение. Художник использовал старый закрытый каток на окраине города, который теперь напоминает то ли планету после апокалипсиса, то ли космический корабль, оставленный пришельцами, то ли поверхность какой-то планеты. Больше 20 человек за раз туда не пускают. Это та скульптура, которая вырастает из места.

 

Pierre Huyghe, After Alife Ahead

 

Причем сама работа создана с минимальным вмешательством. Здесь только сняли пол, вскопали почву, произвели несколько невидимых глазу жестов.

Некоторые художники занимают не только общественные пространства, но и места, где происходит обмен товарами и услугами. Аргентинская художница Мика Роттенберг арендовала один из магазинчиков на первом этаже жилого дома. Там она полностью воспроизвела атмосферу китайской лавки, где продается все: от ненужных безделушек до благовоний с целебным эффектом и странных резиновых игрушек. Здесь за прилавком сидит продавщица, но купить у нее ничего нельзя. Зато можно в одном из помещений увидеть получасовое сюрреалистичное видео на тему труда, миграции, обстановки на границе между США и Мексикой.

 

Mika Rottenberg, Cosmic Generator

 

Похожая стратегия у американского художника Майкла Смита. Он сделал тату-салон, предварительно попросив знакомых и незнакомых художников придумать татуировки. Сделал каталог, из которого можно выбрать себе тату разной степени безумства. И конечно же, у этого тату-салона теперь очередь. В очереди со мной 60-летние немецкие бабушки ждали возможности выложить от 80 евро за тату.

 

Michael Smith, Not Quite Under Ground

 

Одна из самых захватывающих и вместе с тем жутковатых работ — «Н. Шмидт, Пфердгассе 19 48143, Мюнстер, Германия» Грегора Шнайдера. Как вы уже поняли из названия — это адрес и фамилия. В Германии часто на дверях подъездов напротив звонка указывают имя и фамилию жильца, чтобы почтальону было проще найти адресата. Шнайдер в пространстве музея строит квартиру-лабиринт. С одной стороны — вы вольны выбирать, куда пойти, с другой — есть своя внутренняя логика пространства, которая сама подталкивает вас к тому, какую дверь открыть. Одновременно в лабиринт пускают не более 2-3 человек.

 

Gregor Schneider, N. Schmidt Pferdegasse 19 48143 Münster Deutschland

 

В Мюнстере гулять в поисках «Скульптурных проектов» можно и после 1 октября – чтобы увидеть те работы, что остались от выставок 1977, 1987, 1997 и 2007 годов. Например, «Бетонный квадрат» концептуалиста Брюса Наумана, уходящий своими гранями вниз и похожий на треугольник, за несколько секунд способен перевернуть ваше представление о пространстве. Поэтическая скульптура мастодонта концептуализма Ильи Кабакова на берегу реки настроит на романтический лад. А саунд-инсталляция Сьюзан Филипс, работающая под одним из мостов каждый день с 10 утра до 6 вечера вот уже десять лет, звуками женского пения а капелла покажет, что скульптура может быть такой же изменчивой, как вода в реке.

 

Bruce Nauman, Square Depression


Чем отличаются друг от друга Венецианская биеннале, «Документа» в Касселе и «Скульптурные проекты» в Мюнстере?

Биеннале в Венеции существует с конца XIX века и до сих пор напоминает колониальный подход к организации пространства. На основной площадке Биеннале в садах Джардини — находятся самые старые павильоны (например, Германии, Австрии, Италии, Бельгии, Франции). Павильоны стран, которые позднее начали участвовать в выставке — Бразилии, Индии, Китая, ЮАР – находятся в Арсенале (это корабельная верфь, которая превратилась в выставочное пространство). А те, кому не досталось место в Джардини и Арсенале, вынуждены искать площадки в самом городе или на соседних островах.

«Документа» в Касселе — не такая раскрученная выставка, как Биеннале в Венеции. Она появилась после Второй мировой войны в практически полностью разрушенном немецком городе. Власти хотели сконцентрироваться на антивоенном пафосе, политических высказываниях и оживить не самый богатый регион страны. Раз в 5 лет практически все музеи и выставочные пространства Каселя становятся площадкой «Документы». Среди людей искусства «Документа» считается законодателем мод. Говорят, что именно здесь задаются тренды на ближайшие несколько лет. Здесь нет соревнования между странами участницами, нет погони за аттракционом и пестротой, а есть фокус на осмыслении, созерцании, постановке важных для современности вопросов. Например, «Документа» этого года под кураторством Адама Шимчика проходит не только в Касселе, но и в Афинах и называется «Учиться у Афин», что парадоксально, если вспомнить недавний кризис в отношениях между Грецией и ЕС.

«Скульптурные Проекты» в Мюнстере впервые состоялись в 1977 году как ответ «Документе». Начинался проект в Мюнстере как эксперимент, кураторы не были уверены, что это станет постоянным событием, вплоть до 1997 года. Но с первого раза они сумели собрать в городе самых уважаемых художников XX века: Ричарда Серру, Дональда Джада, Класа Ольденбурга, Брюса Наумана. В 1987 году свою инсталляцию здесь представил Илья Кабаков.


Читайте также:

По следам европейской истории: 11 захватывающих дух мест с особым смыслом

Культуролог Дидрих Дидерихсен: «Очень трудно приписать произведения культуры тому или другому государству»



logo