9.11.2016

«Я рада, что могу поделиться с каталонцами культурой другой страны»

Испанская певица Маричель вот уже девять лет приезжает с концертами в Россию. В ее репертуаре — не испанские романсы и серенады, а русский фольклор, шансон и даже песни Владимира Высоцкого. Некоторые из них артистка переводит на родной каталонский, другие поет на языке оригинала.

 

О РЕПЕРТУАРЕ

В твоем репертуаре очень много шансона – почему?

—  Для меня шансон — это крик души, истории простых людей. Я называю эти песни городским романсом. Благодаря им я поняла, что в советских тюрьмах сидели часто невиновные люди. И песни об этом писали не только сами заключенные, но и поэты, которые сопереживали им. Шансон — это реальные переживания людей. В этом их ценность. У меня есть книга на русском языке, которая называется «За что?» — она вся из таких историй!

В испанской культуре разве нет подобных песен?

— Есть, конечно. Вообще в Испании песни очень разные: на юге — одни, в Галисии — другие. Вот в Каталонии есть романсы, очень похожие на русские, потому что тут тоже были коммунисты, была гражданская война, тюрьмы и невинные заключенные. Поэтому в Каталонии тоже очень много песен о свободе и ностальгии.

А если говорить в целом об испанской музыке?

— В целом испанские песни — о любви. Но больше не о переживаниях, а о страсти, которая даже может убить. Другая тема — ревность. А это чувство мне совсем не близко. Разве можно сравнить эти испанские истории про страсть и ревность с историей, например, героини песни «Мама дорогая», которая спасает человека? Для меня эта песня — не о ворах, она о большой любви. Конечно, меня больше тянет петь такие песни.

А испанские ты поешь?

— Мне ближе русские мелодии. Каталонские для меня слишком монотонные. Эта музыка не так берет за душу. Но мне интересно петь на каталонском, это мой родной язык. Я даже песню «Рай» Алексея Хвостенко пою на каталонском. Пою в своем переводе и песни Владимира Высоцкого. А вот шансон, конечно, перевести очень сложно.

 
О ТОМ, КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

Уже много лет ты фактически живешь на два дома, проводишь по полгода в России и Барселоне. И в Барселоне тоже даешь концерты, на которых звучат русские песни. Как их принимают?

— Каталонцам очень нравятся эти песни. Конечно, они не понимают слов и просят переводить, по возможности я так и делаю. В Барселоне редко бывают концерты с русскими песнями, и каждый такой концерт — лишняя возможность узнать иную культуру. Я рада, что могу ею поделиться.

Удивительно, что эта культура оказалась тебе близкой. У тебя же нет никаких родственников в России, чтобы это объяснить?

— Нет, но когда я начала учить русский язык в школе иностранных языков в Барселоне, у меня появились русские друзья — художники, музыканты, творческие люди, которые мне открыли эти песни. И в этой же школе на одном из уроков нам поставили песню Высоцкого «Чуть помедленнее, кони». Это был уже четвертый курс, то есть мы понимали, о чем эта песня. Я услышала ее и влюбилась. А кто-то вообще ее не понял, сказал, что «исполнитель очень орет». А мне очень близко то, как Владимир Высоцкий отдается песне. Он же не просто поет слова, он их проживает! Один из моих близких друзей — джазовый гитарист и исполнитель из Санкт-Петербурга Михаил Виолин, с которым я записывала свой первый диск, — тоже очень много поет Высоцкого. В институтские годы в доме, где я жила, песни Владимира Семеновича часто звучали, благодаря моему бывшему мужу, художнику Александру Даргану.

 

ОБ ОБРАЗЕ ЖИЗНИ

Разная музыкальная культура Испании и России – это еще и разница во взглядах на жизнь?

— В Испании и вообще в Европе на все гораздо проще смотрят. В России же люди пытаются жить не только ради комфорта, а ради каких-то более высоких целей. Наверное, я сама такая — я чувствую себя счастливее, когда я тружусь, а не когда просто лежу на пляже. Правда, многие русские, которых я встречаю, все время в работе. Особенно в Москве: там много людей, бесконечно замученных своими делами, они живут в постоянной гонке, хотят быть сразу везде. Я не уверена, что это правильно. Невозможно все успевать.

А как — правильно?

— Не надо брать на себя все, надо уметь ставить реальные цели. Не нужны сто друзей, надо общаться с теми, у кого на тебя есть время. А таких людей не бывает много. Надо расставлять приоритеты. Если люди будут спокойнее, они будут счастливее. Испанцы умеют так жить. Правда, в Испании нет мегаполисов. Но как бы то ни было, надо уметь сосредотачиваться на своем.

Ты умеешь?

— Умею. Я очень люблю просто гулять. Час в день я гуляю обязательно — и в Москве, а уж в Барселоне тем более.

marichel_body

 

О ШАНСОНЕ ГОДА

Ты – обладатель российской премии «Шансон года», как так вышло?

— Я записала свой первый диск, куда вошли и песни в жанре шансон, и русский фольклор, отдала этот диск своим друзьям в Москве и попросила дать его послушать всем, кому будет интересно. Так диск оказался на «Шансон-ТВ», который и проводит эту премию. Они приезжали в Барселону, мы записали интервью и потом они меня пригласили на этот концерт и вручение премии в качестве специально гостя.

Что ты исполняла?

— Не я выбирала песню. Сначала организаторы хотели ту самую песню «Мама дорогая», но в итоге выбрали «Дорогой длинною». Зато меня представили как исполнительницу русских романсов.

И с тех пор ты подхватила и тему романсов?

— Да, а за ними появились и военные песни, с которыми меня часто приглашают выступить 9 мая. Например, песня «Синий платочек» тоже мне очень близка.

 

О РУССКОЙ ДУШЕ

За те девять лет, что ты приезжаешь в Россию, ты смогла разгадать загадочную русскую душу?

— Русская душа богатая, но богатая фантазиями. У нее высокий полет, она может лететь куда угодно, но это подразумевает риск. А еще в загадочной русской душе очень близко грусть и веселье. Это как в русских песнях, романсах и шансоне — текст может быть грустный, а музыка к нему — веселая.
 

Материалы по теме:

Знакомство со скандинавской музыкой. Nordic Meta Fest

 

Рай для меломанов

 

logo