5.11.2009

Берлинская стена: что они помнят?

Одно символическое действие способно перекроить политическую карту мира. Берлинская стена пала 20 лет назад. Этого с нетерпением ждали, многие этого боялись. О том, как это событие воспринимают современные немецкие студенты, значит ли что-то для них эта дата, какие воспоминания вынесла их память из того времени.

Жюстина Весоловска, студентка берлинского университета им. Гумбольдта: «Мне было четыре года, когда я съела свою первую шоколадку, и это мое первое воспоминание о «новом мире» после Берлинской стены. Я помню, как родители покупали бананы…

каждый день (теперь я ненавижу этот фрукт), но для них это была воплощенная мечта о богатстве. Для меня Берлинская стена — это не только символ, но и память о длинных очередях в бакалейной лавке. Я выросла в Восточной Польше, и если бы стена продолжала существовать до сих пор, то я бы не смогла иметь то, что у меня есть сейчас. Я бы не смогла ходить во французскую школу, путешествовать по всей Европе, не познакомилась бы с моим парнем из западной части Германии. Мы были бы разделены большой серой стеной.

Запад и Восток тогда – это два разных мира. Когда моя мама путешествовала по Восточному Берлину в 1980-м, гид указал на стену из автобуса и произнес: «За ней другой мир». Но так ли это было на самом деле, несмотря на разность политических систем? Разве не все люди хотят одного и того же? Мира, счастья, здоровья, свободы, любви…

Каждый в нашей стране помнит эту историю. Тем не менее, многие государства ничего не вынесли из трагических событий, связанных с существованием этой разделительной линии. Правители возводят новые стены, некоторые по религиозным причинам, некоторые для того, чтобы отделить богатых от бедных. Я думаю, важно помнить политические события двадцатилетней давности».

Зара Теске, студентка берлинского университета им. Гумбольдта: «Сам день падения стены я не помню, мне было всего три года. Мой отец рассказывал, что тогда мы жили в Пренцлауэер Берг. И как только он услышал эту новость, то посадил меня на плечи и пошел гулять вдоль стены, которая находилась в километре от нашего района. Он наслаждался удивительной атмосферой, которая царила на улицах, и прошел со мной на плечах целых 15 километров! Все высыпали на улицу и не могли поверить в то, что произошло. Но для трехлетней девочки Зары это была всего лишь очередная прогулка на плечах у папы.

Позже я узнала, что стена повлияла на историю нашей семьи, как и на семьи многих немцев. Семья моего отца жила в восточной части столицы в Пренцлауэр Берг-Берлин. В конце 70-х мои бабушка с дедушкой развелись, и младший брат моего отца должен был остаться жить с матерью и отчимом в этом же районе Пренцлауэер Берг. Мой дядя тяжело переживал новую жизнь, в то время как мой отец и еще один брат, будучи взрослыми, уехали из дома. Дядя пытался сбежать из Восточного Берлина, чтобы начать лучшую жизнь на Западе. К счастью, он не был ранен при попытке бегства, в отличие от остальных 136 человек, которые пытались перебраться на тот «берег». Но пересечь границу ему так и не удалось. Дядю посадили в тюрьму, откуда его потом вытащила моя бабушка. Постепенно обстановка в семье нормализовалась.

Нужно признать тот факт, что за исключением моего дяди, возможности которого были ограничены из-за той попытки бегства, остальные члены моей семьи не столкнулись с негативом. Конечно, родители мне рассказывали, что некоторые продукты нельзя было достать годами, и, естественно, они мечтали больше путешествовать. Но с другой стороны, они не чувствовали себя ограниченными рамками «железного занавеса». Мои бабушка и дедушка могли обеспечить своим детям счастливое детство, каждые каникулы они выбирались в разные страны восточного направления: в Болгарию, в Польшу, даже в бывшие страны СССР – Казахстан и Узбекистан. Мой отец в школьные годы ездил по обмену в Казань. Можно сказать, что люди, живущие за стеной, имели те же возможности, что и западные европейцы, только в другом измерении».

Йоханнес Эберт, Директор Немецкого культурного центра им. Гете при Германском Посольстве в Москве, Глава в регионе Восточная Европа/Центральная Азия: «Я по образованию исламист, и никогда не думал, что буду работать в Восточной Европе. Но после падения Берлинской стены в мире многое изменилось, и в моей жизни тоже. Когда я впервые попал в страны Восточного блока, первой была Рига, то кожей ощутил бурлящую энергию перемен. Я видел молодых людей, которые не знали, куда движется история, но жаждали участия в ней. Эта энергетика мне передалась, и я решил, что обязательно вернусь. Два года спустя мне предложили возглавить Гете-институт в Киеве. И с 1993 года я являюсь свидетелем процесса объединения двух блоков. Страны Восточной Европы проходили разные стадии развития, после рижского брожения идей я увидел поиск национальной идентификации на Украине. Страна бушевала, каждый спрашивал себя: «Кто я? Что такое Украина?». Шли оживленные дискуссии, чувствовалось напряжение, потому что одна часть страны говорила исключительно на украинском, а другая на русском языке. В России я уже живу два с половиной года и здесь вижу совсем другую атмосферу. Когда я сюда приехал, то начинался период экономического бума. Мне Россия показалось очень богатой, по крайней мере, Москва, и культура повернулась к рынку. Тот факт, что культура коммерциализировалась — это нормальный процесс, но чего мне не хватало здесь, так это открытости 90-х годов. С другой стороны, здесь есть осознание выбранного пути. Но и сейчас многие вопросы остаются открытыми. И по многим направлениям нам нужно и можно плодотворно сотрудничать.

Падение Берлинской стены — это символ исключительной важности. Это ведь не просто падение стены: это начало объединения Германии. Сложно было собрать вместе две части страны, которые 40 лет подряд шли в совершенно разные стороны. Это процесс, который повлиял на нормализацию отношений в мире».

Эта деталь домино раскрашена подругой Жюстины Весоловски. Виола решила описать свои воспоминания о жизни в ГДР. А что бы вы изобразили на домино?

Принцип домино

Через 20 лет, 9 ноября 2009 года на месте, некогда разделявшем ГДР и ФРГ, будет построена и разрушена другая стена. Она будет состоять из 1000 цветных деталей домино. Это задумка Немецкого Гёте-института. Детали домино были разосланы в разные страны, где есть стены, разделяющие людей. Профессиональные художники и просто энтузиасты-любители раскрашивали их. А когда все детали будут составлены вместе, то будет запущен механизм, чтобы сымитировать падение Берлинской стены. Это напомнит о том всем нам, что 20 лет назад два мира соединились.

Почему во многих странах сегодня до сих пор возводят стены — в статье "Мир невидимых стен".

logo