20.10.2015

«Чтение – это вызов для мозга»

Стали ли мы больше читать, и можно ли назвать настоящим чтением бесконечный «скроллинг» — пролистывание лент новостей и соцсетей? Профессор Лейденского университета (Нидерланды), специалист по изучения текста и цифровых медиа Адриаан ван дер Веел убежден, что повсеместная «дигитализация» приводит к трансформации мышления, изменениям социально-культурных установок. Убьет ли «цифра» бумажную книгу? Чем отличается восприятие текста на экране и на бумаге? На эти и другие вопросы голландский профессор ответил «Европульсу».

ЧАСТЬ 1

Когда я была школьницей, студенткой, как и многие сверстники, мы проводили очень много времени с книгами, ходили в библиотеки, обменивались книгами, читали ночами напролет. Моему сыну сейчас семь лет. Он, конечно, читает, но, в основном, если его просить, напоминать, иногда заставлять. Если есть выбор, он предпочтет планшет, а не книгу. Но ведь чтение с экрана воспринимается совсем по-другому. Что говорит наука об особенностях восприятия текста с разных носителей?

adriaan2
Профессор Адриаан ван дер Веел. Фото из архива Лейденского университета.

Тут все дело в физике. Да, именно в ней. Все мы – люди, обладающие физическим телом. И через телесные сигналы мы изучаем мир вокруг. Так работает наш мозг. Если, теоретически, лишить мозг тела, то он начнет сжиматься, деградировать, не получая никакой информации от органов чувств – зрения, осязания, обоняния и т.д. Это касается и процесса чтения. Когда вы трогаете бумагу, книгу, журнал, мозг получает определенные сигналы, воспринимает текст на этой бумаге особым образом – словно карту. Мы помним, когда читаем книгу, что тот или иной факт был описан в правом верхнем углу страницы, где-то в начале второй главы, рядом с картинкой или диаграммой. Мозг картографирует текстовую информацию на бумажных носителях. То есть фактически мы создаем в памяти изображение окружающего мира, запоминая его таким образом. Впоследствии, например, видя прочитанную нами ранее книгу, беря ее в руки, ощущая ее вес, трогая поверхность, мы вспоминаем и то, что в ней написано, и то, какие эмоции она вызывала.

В случае с экранным чтением мозг не получает другой сопутствующей информации от органов чувств, ведь в планшет или электронный ридер можно закачать тысячи книг, и все они будут выглядеть, весить, ощущаться пальцами совершенно одинаково. Цифровая информация просто исчезает. И нет никаких дополнительных намеков, чтобы совместить факты и их физическое нахождение в книге, потому что мы не листаем страницы, а «скроллим» экран. Все страницы – одинаковые, все электронные книги в физическом смысле – тоже.

 А есть ли различия в том, насколько серьезно мы воспринимаем информацию на экране или на бумаге?

Если я, например, попрошу студентов прочесть одну и ту же информацию на экране и в книге, то они отнесутся к ней более серьезно и с большим вниманием во втором случае. Почему так? Возможно, потому что мы знаем: чтобы появилась книга, с ее текстом должны поработать автор, редактор, издательство, дизайнер, на производство и печать требуется немало денег – одним словом, требуется большая работа. Значит книга стоит того! А текст на экране может написать кто угодно, без особых усилий.

Конечно, нельзя утверждать, что с экрана невозможно читать углубленно, вдумчиво. Но есть еще момент: в гаджеты «встроены» отвлекающие факторы. Почему детям труднее сосредоточиться на чтении на планшете? Потому что они знают, что в этом же устройстве – и игры, и интернет, и соцсети, и почта, и музыка. Очень легко оторваться от чтения и переключиться на более легкие занятия.

В этом смысле, наверное, лучше тогда покупать для чтения специальные электронные книги, а не планшеты.

Да, если они работают вне сети. Первые модели Kindle, например, действительно были только e-книгами. Теперь же большинство подобных устройств являются полноценными компьютерами, подключенными к интернету со всеми вытекающими. Да, специализированные электронные книги с технологией e-ink («электронные чернила») лучше подходят для восприятия текста (буквы не мерцают), но все равно остается когнитивный диссонанс: если ты закачаешь в Kindle 5 тыс. книг, он будет выглядеть и весить так же, как и совершенно пустой.

8254074698_1470474d89_z
Восприятие текста при чтении с бумажных носителей и в электронном виде значительно отличается.

В одной из своих лекций вы сказали, что «чтение – это вызов для мозга человека». Что вы имели в виду?

Чтение текста – самая сложная задача для мозга человека, самый сложный вызов по сравнению с другими видами медиа. Здесь под «медиа» я подразумеваю различные способы подачи информации – визуальный, аудио, видео и т.д. Поэтому, собственно, когда у вас в руках планшет с электронной книгой, видеороликами, фильмами, играми, картинками, человеку так непросто удержать свое внимание на куда более сложном процессе – чтении, — всегда есть соблазн «соскочить», отвлечься на более простые задачи.

Почему так? Потому что во время чтения сначала мы должны трансформировать буквенные символы в звуки, слова, и только потом – в образы или смыслы. Это двойная задача. Когда мы слышим речь или видим картинку – это только один «шаг» для мозга. Способность человека «читать» зародилась еще задолго до того, как люди обрели письменность. То есть наши предки научились «считывать» знаки природы: следы диких животных на снегу, предупреждения об опасности. Корни идут отсюда.

В последние годы с развитием технологий, социальных сетей, интернет-медиа возник совершенно новый вид чтения – «скроллинг». Мы быстро прокручиваем ленту новостей, пытаясь бегло определить, что стоит нашего внимания, а что можно пропустить, урывками поглощаем информацию. Можно ли считать такой «скроллинг» чтением вообще?         

Это очень интересный феномен. Когда перед нами книга – это готовый продукт, у нее есть начало и конец. В случае со «скроллингом» мы сами создаем из маленьких фрагментов свою «книгу», сами выбираем, что читать, кликать ли на какую-либо ссылку или нет. Эта выборочная фрагментарность и есть главная особенность цифрового чтения. «Скроллинг» очень затягивает. Находясь постоянно онлайн, в соцсетях, нам все время кажется, что если мы перестанем просматривать ленту, кликать на предложенные ссылки, мы перестанем быть в курсе, мы выпадем из жизни, ведь наши друзья тоже «скроллят», надо быть в тренде! Это страх оказаться за бортом – хорошо известный феномен.

Очень похоже на зависимость, не очень-то хорошая штука…

Верно. И многие люди, кстати, в том числе и молодые люди, жалуются на то, что им надоело быть постоянно «в тренде», следить за всем происходящим, но страх оказаться за бортом сильнее. И все продолжают «скроллить». Они хотят остановиться, но… если все остальные тоже остановятся. Это своего рода трагедия, на мой взгляд. Если бы люди были бы счастливы делать это – хорошо, без проблем. Но многие не хотят, но продолжают прокручивать свои ленты, чтобы быть в курсе и не отстать от друзей.

И что же делать?

На самом деле, тут мало что можно сделать. Самое главное, наверное, это осознать проблему и попытаться контролировать себя. Хотя степень самоконтроля сильно ограничена внешним давлением. Что точно необходимо, так это, чтобы власти, особенно в сфере образования, были в курсе этой социальной проблемы. В Нидерландах, например, сейчас все фирмы, компании, организации – все развивают, продвигают цифровую составляющую, делают упор на онлайн-сервисы, социальные сети. И если все это делают, то общество углубляется «в цифру» настолько быстро, насколько это вообще возможно, не успевая даже ни на секунду остановиться и задуматься, а нужно ли это вообще и правильно ли.

Мы думаем: пока все нормально, ничего страшного, культура не умирает, наш человеческий вид не под угрозой (пока), но мало кто задумывается о долгоиграющих последствиях, отдаленном влиянии. Хорошо бы нам всем больше заглядывать в перспективу.

Я вовсе не утверждаю, что цифровые медиа – это плохо. Но они приводят к глобальным переменам, и возможно, мы можем потерять что-то важное. Я не пессимист, я не говорю: остановитесь, перестаньте «оцифровываться». Нет. Я просто констатирую: цифровой контент меняет наше мышление.

Интервью Адриаана ван дер Веела публикуется в двух частях.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

logo