7.03.2018

Дунай как часть Вены: что он значит для горожан и как он может измениться

Столетиями Дунай был как источником жизни, так и головной болью для столицы Австрии. На протяжении XIX и XX веков его разделяли, обрезали, даже построили искусственный остров. И этот процесс еще не закончился: город меняется вместе с рекой. Рауль Букор, сооснователь ландшафтного бюро Lindle & Bukor, рассказал «Европульсу», почему Дунай стал катализатором изменений Вены.



Городские власти дважды занимались регуляцией Дуная – в конце XIX века и в 70-х годах прошлого столетия. Дельта Дуная была очень широкой, а значит, и площадь поверхности воды была значительной, бактерий и микроорганизмов было больше, площадь загрязнения от индустрии была значительной. Эти вопросы обсуждались на протяжении всего XVIII и XIX веков.

Главной причиной, подвигнувшей власти на изменения, стали многочисленные наводнения. Дунай в Вене — все еще больше горная река, нежели равнинная, с бурным течением. Вена постоянно страдала от затоплений, иногда под натиском воды ломались мосты, рушились дома.

Но изменения для Вены произошли еще до регуляции течения Дуная. Еще в XIII — XIV веках дикую природу культивировали и поместили в сады.

Парк Аугартен сейчас находится в достаточно урбанизированном районе Вены, но раньше был островом, окруженным бурной рекой.

Первая железная дорога, кстати, тоже проходила здесь, но тогда это место уже было заболочено. Аугартен не был красной зоной, но строительство там всегда было сопряжено с опасностью.

С началом регуляции реки дикой природы почти не осталось в городе. Реку от города как бы отодвинули. В восточной части Вены расположен биосферный заповедник Лобау, в котором можно еще застать ту самую стихийную, дикую природу. Например, весной туда нельзя проехать, потому что вся земля вокруг Дуная затоплена, а деревья смыты. Так что при желании все равно сегодня в Вене можно получить представление о силе природы и ее способности менять все вокруг.


Дунай, еще Дунай и Дунайский канал

Сегодня Дунай в Вене — это очень сложная система, состоящая из Дуная (Старого Дуная), Нового Дуная и Дунайского канала. Новый Дунай был создан в 70-х годах для того, чтобы обеспечить отток воды при наводнениях. Тогда же был построен искусственный остров, 20-километровый Донауинзель (Дунайский остров), чтобы отделить новую реку от старой.

По центру города проходит Дунайский канал, который сегодня играет странную роль.

Он не создает той атмосферы, которую мы можем увидеть в Париже или в Лондоне, где большие реки проходят сквозь городской центр. Он лишь наполовину настоящий. На протяжении 70 километров канал очень сильно меняется. От зеленых парковых зон он ведет к Шоттенрингу, где главная улица Вены Ринг касается реки; после этого канал вновь спускается к паркам, а затем уходит в индустриальные районы.

Дунайский канал на протяжении многих лет не менялся, это было пустое и заброшенное место, но сейчас оно стало другим. Здесь много кафе и баров, постоянно проходят фестивали, здесь пришвартованы корабли «Вена-Братислава», поэтому место стало важной точкой на туристической карте города. То, что мы видим сегодня – это не результат спланированных действий властей. Они подстроились позже под те изменения, которе произошли сами собой. Они лишь постарались сделать так, чтобы вся территория не превратилась в один большой магазин. Иначе никто не был бы счастлив.

Дунайский канал. Фото: Karl K / Flickr

За последние годы состоялось несколько конкурсов, касающихся развития этой территории. От мастер-плана до изменения конкретных мест вроде Шведенплтац или концепции непрерывной мебели на Дунайском канале. Некоторые предлагают построить над каналом площадь, которая бы закрывала реку так, чтобы только сквозь небольшие проемы можно было бы видеть воду.

Недавно я видел концепцию, которая была предложена партией социальных демократов. Они хотят сделать здесь площадь для пешеходов и велосипедистов, соединенную с верхней частью центра города.

Но многие из создателей этих концепций забывают об одном, что река и все эти зоны связаны с большим городским полотном. С одной стороны, это часть центральной улицы Ринг, с другой – это часть Дуная. Это очень важная часть города и с туристической точки зрения, и для городского транспорта: здесь сходятся несколько автобусных линий. Это ворота в центр города. Но сейчас они выглядят не очень привлекательно.

Дунайский канал. Фото: Karl K / Flickr


Дунайский остров – большое зеленое полотно на карте города

Когда я был ребенком, я никогда там не бывал, потому что это место казалось непривлекательным. Это просто длинная полоска земли, окруженная водой, но это и прекрасный городской эксперимент.

Остров является частью водной электростанции, и в тоже время, это рекреационная зона, которая активно используется самыми разными группами людей. Стареющие мужчины катаются на велосипедах, мигранты жарят барбекю, сюда приходят пловцы и подростки со скейтами. Географически этот остров находится в центре города, но для консервативно настроенных жителей центр все еще ограничивается улицей Ринг, и ездят на остров не часто.

Остров — это еще и граница между двумя частями города. И сейчас она больше разъединяет, чем соединяет Вену.

Но тоже самое можно увидеть и в Берлине, где есть очень большой зеленый остров (Тиргартен) в центре, а город – это как бы кольцо вокруг парка. Центральный парк Нью-Йорка, например, больше связан с городом, но я думаю, что это вопрос пропорций. Насколько большой кажется одна часть города по сравнению с другой? И привлекательна ли она?

Возможно, если бы качество жизни близ Дунайского острова было бы другим, то он и воспринимался бы горожанами иначе. Но у него есть потенциал стать не отделенным, а объединяющим элементом, приобрести свое собственное лицо. Остров мог бы забрать у центра города немного культурных функций. Стать чем-то вроде Центрального парка. Но это будет зависеть от того, как будут развиваться не центральные районы города, насколько привлекательными они станут. Я не фанат переделки всего и вся, но наполнить новыми смыслами, добавить артистичности не в ущерб функциональности сюда можно.

Дунайский остров. Фото: Michael Kunzt / Flickr


Купальные зоны жителей Вены

На Старом Дунае, который фактически сейчас представляет собой озеро, очень много пляжей. Вода в этой части реки не такая быстрая, но несколько маслянистая из-за растений и тины. Вода становится такой из-за жары, температура летом может достигать 27 градусов тепла, что ускоряет рост водорослей. Поэтому есть те, кто не очень любит тут купаться.

В Новом Дунае близ Дунайского острова качество воды лучше. Он сам по себе шире, поэтому обмен воды происходит интенсивнее. Там тоже есть оборудованные пляжи с раздевалками, душами, бассейнами и кафе. Но вода в этой части реки глубже, поэтому те, у кого есть маленькие дети предпочитают ходить на Старый Дунай.

Новый Дунай связан с большой рекой, и если летом идет дождь, то эта часть сильнее загрязнена. Есть даже места, где купаться могут запретить из-за проливных дождей.

Вообще качество воды в Дунае меняется тем сильнее, чем ближе к границе со Словакией. Заводы там давно не обновлялись и не имеют хороших фильтров. Пять-десять лет назад там были сильные наводнения, вызвавшие большие проблемы с качеством воды. В то время вода в Словакии и Венгрии была вредной с гигиенической точки зрения. Но я не помню, чтобы что-то подобное случалось в Вене.

Фото: Simon / Flickr


Дайте художникам менять городское пространство

Как ландшафтный дизайнер я считаю, что нужно смотреть шире на развитие этих территорий, не забывать об историческом измерении Рингштрассе, а также Дуная и города в целом.

Моя критика таких городов, как Вена, заключается в том, что все работают в разных направлениях. Публичное пространство обычно находится в ведении инженеров и экономистов, а художникам и дизайнерам разрешают концентрироваться только на определенных местах, маленьких кусочках большого целого. И просят сделать эти кусочки интереснее и красивее на поверхностном уровне.

В Зеештадте — новом микрорайоне Вены, больше похожем на спальный район — произошло то же самое: сначала пришли девелоперы, архитекторы и инженеры, которые все распланировали. И только спустя годы они начали думать об идентичности места и искусстве. Я, конечно, не думаю, что художники способны ответить на все проблемы, с которыми мы сталкиваемся в городах. Но я думаю, что нам нужно включать больше художественного и культурного мышления при разработке больших городских проектов.



Читайте также:

Городской огород в Вене: как это устроено



logo