13.11.2020

Город будущего: зачем Хельсинки директор по цифровым технологиям?

В 2018 году в мэрии Хельсинки появилась новая должность – директор по цифровым технологиям (Chief Digital Officer, CDO). «Европульс» поговорил с Микко Русама, занявшим эту должность первым, и выяснил, чем занимается директор по цифровым технологиям, всегда ли он будет нужен городам и как целенаправленная цифровизация меняет Хельсинки.

Директор по цифровым технологиям или руководитель цифровой трансформации – должность, появившаяся в больших компаниях в начале 2000-х годов. Главная задача CDO – сделать работу компании эффективнее, переводя услуги в цифровой формат. Для этого CDO выявляет те процессы и продукты компании, которые легче всего «оцифровать» и создает стратегию, чтобы это реализовать.
Первый городской CDO появился в Нью-Йорке в 2011 году. Сейчас эта позиция есть в таких городах, как Лондон, Барселона, Амстердам и Сингапур.

С чего все началось: «Самый функциональный город мира»

В 2017 году мэрия Хельсинки приняла новую стратегию развития города до 2021 года. В ней заявлялась амбициозная цель – сделать Хельсинки «самым функциональным городом мира».

Для этого было необходимо пересмотреть многие аспекты городской жизни – от транспортной инфраструктуры до доступности городских услуг. Чтобы повысить эту доступность, мэр Ян Пеллерво Вапаавуори и его команда создали новую должность – директора по цифровым технологиям.

И Микко Русама начал практически с нуля. Пришлось разбираться в структуре существующих городских услуг, создавать программу цифровых изменений, анализировать, какие специалисты нужны для ее реализации, и создавать команду. Параллельно Микко запустил пробные проекты цифровых услуг, но пока что полномасштабная цифровизация в Хельсинки еще не началась.

К цифровизации городских услуг можно подойти по-разному. Допустим, вы хотите обеспечить водителя парковочным местом у дома. Можно упростить процесс, чтобы водитель мог оформить все онлайн, а не идти в жилищный комитет. А можно помимо этого организовать «работу» парковочного места. Основной пользователь резервирует время, когда парковка закреплена за ним, а в остальное время ее могут платно использовать другие водители. А дополнительные доходы будут поступать в муниципальный бюджет.

Среди других направлений цифровизации городов — развитие сети WiFi в общественных местах, управление транспортными потоками (например, через регулировку светофоров), улучшение доступа к образованию (с помощью онлайн-курсов) и работе (создание баз вакансий для конкретного города или района). Это далеко не полный список, и новые идеи и подходы рождаются постоянно.

Фото: Mikko Rusama

Услуги наперед

Первые три месяца в новой должности Микко детально изучал структуру управления Хельсинки и то, какие услуги городские власти оказывают населению.

— Вначале у меня не было ни бюджета, ни команды. Я погружался в тему и составлял программу цифровых изменений, — вспоминает Микко.

Когда программа была принята, он начал собирать людей под конкретные задачи. К началу следующего года команда будет сформирована, и под управлением Микко окажется примерно 150 человек.

Впрочем, некоторые проекты уже реализуются. Основной вектор инноваций Микко – создание системы, умеющей предвосхищать потребности горожан и предлагать им услуги еще до того, как они за ними обратились.

— Мы поставили задачу превратить Хельсинки из реактивного города в проактивный, — поясняет он. – Недавно мы провели тест. Отправили смс-сообщения тысяче жителей с маленькими детьми, которым пришла пора записываться в детский сад: в смс мы прислали информацию о ближайшем детском саде и спросили, хотят ли они его туда отдать. Больше 90% ответили на сообщения «Да». Все формальности на этом закончились. Если раньше надо было прийти в детский сад подписать бумаги, то теперь можно просто ответить «Да» на смс.

Этично ли это?

Главная сложность такого подхода – использование личных данных жителей. Проблема не в том, чтобы эти данные собрать (у города уже достаточно информации благодаря различным онлайн-сервисам), а в том, как их этично использовать.

Взять, к примеру, медицину. Врачебная тайна предполагает, что данные о здоровье пациента не должны попасть к третьим лицам. Но люди не всегда осознают серьезность ситуации и не начинают действовать, пока проблема не станет очевидной.

— Предположим, мы видим, что человек сдал анализ крови, и по показателям похоже, что у него развивается диабет, — говорит Микко. – Если он не предпринимает никаких действий — не идет дальше к врачам, не покупает препараты — ему могли бы позвонить из поликлиники и пригласить на консультацию или дальнейшие обследования. Потому что, если он не будет ничего делать со своим диабетом, проблема будет становиться только хуже.

Но возникает вопрос, насколько городские власти имеют право звонить человеку и предлагать лечение, если он об этом никого не просил.

— Нарушаем ли мы закон? Если человеку стало плохо на улице, он упал в обморок, совершенно нормально вызвать скорую без его согласия. Тут мы тоже видим по данным, что с ним не все в порядке. Но наша правовая система сейчас устроена так, что такое вмешательство находится в серой зоне.

Решение подобных юридических вопросов — сейчас одно из важных направлений работы Микко и его команды. Они действуют тремя путями.

Во-первых, Микко работает над тем, чтобы для широкой публики было открыто как можно больше элементов искусственного интеллекта, который используется властями. Речь идет не о данных конкретных людей, а об алгоритмах, которые их обрабатывают. По мнению Микко, если люди будут понимать, как принимаются решения, они будут больше доверять системе и начнут безбоязненно предоставлять свои данные.

Второе направление – сотрудничество с юристами и людьми, отвечающими за безопасность. Они помогут обеспечить законодательную базу «функционального города».

Третье направление – это взаимодействие с другими городами, которые столкнулись с той же проблемой. Хельсинки сотрудничает с Амстердамом, Барселоной, Лондоном.

— Мы будем налаживать связи и с другими городами, — уверен Микко. – С Москвой у нас пока мало контактов. Насколько я знаю, в Москве бурно развиваются цифровые услуги. Но из-за того, что у нас такие разные законы, сложно работать совместно над конкретными вопросами.

Первый по цифре

— Честно говоря, я не собирался становиться городским служащим, — признается Микко Русама. До того, как возглавить процесс цифровизации Хельсинки, он работал в национальной государственной телерадиокомпании Финляндии Yle. – На меня вышли хэдхантеры и предложили позицию.

Должность директора по цифровым технологиям в мэрии не выборная.

— Важно найти компетентного человека. Это не публичная должность, поэтому харизма и политические убеждения имеют мало значения.

Изначально на должность претендовало около 75 кандидатов. После нескольких раундов интервью, профессиональных и психологических тестов Микко получил звонок от самого мэра, который пригласил его присоединиться к команде.

— Я согласился на эту должность по трем причинам. Во-первых, я верю в нашего мэра. Ян Пеллерво Вапаавуори —  сильный лидер и у него есть очень четкое видение того, что он хочет сделать и как этого добиться. Во-вторых, мне нравится стратегия развития Хельсинки: выжать максимум из цифровизации городских услуг – это вдохновляет. И команда, с которой я работаю, придерживается такого же мнения. Третья причина в том, что мэрия Хельсинки – это самый большой работодатель в Финляндии. Мэрия объединяет все, от здравоохранения до культуры. Влияние на жизни людей огромное. Для меня это шанс оставить свой след.

 

«Директора по цифровым технологиям с городами надолго»

В следующем году заканчивается срок текущей стратегии развития Хельсинки. Одно из достижений Микко и мэрии Хельсинки в за это время – второе место в рейтинге «умных» городов Smart City Index. За последний год Хельсинки поднялся на 6 позиций и теперь уступает только Сингапуру.

Срок полномочий самого Микко истекает в 2023 году. А значит, ему предстоит внести свой вклад в разработку новой пятилетней стратегии развития Хельсинки.

— Даже если сменится команда мэра, многие цели сохранятся. Хельсинки все так же будет сокращать климатический след и «оцифровывать» услуги. Моя задача – подготовить политиков, чтобы они понимали мегатренды в сфере цифровизации.

Микко уверен, что цифровизация – это действительно мегатренд, а значит, городских директоров по цифровым технологиям будет становиться все больше.

— Главный вызов в том, чтобы увидеть цифровизацию целиком. В основном на нее смотрят «по кусочкам». Это делает процесс интересным и долгосрочным. Поэтому директора цифровых технологий с городами надолго. Возможно, название позиции изменится. Может быть, функции директора по цифровым технологиям перейдут к директору по информационным технологиям (в отличие от CDO он не адаптирует «аналоговые» решения для цифрового формата, а изначально разрабатывает цифровые услуги. – Прим. «Европульса»). В любом случае, я думаю, такой специалист скоро будет в каждой мэрии.



Интервью прошло в рамках международного форума инновационного развития «Открытые инновации – 2020». «Европульс» благодарит организаторов форума за предоставленную возможность.

logo