3.05.2017

Как стать депутатом Европарламента в 26 лет?

Терри Рейнтке стала депутатом Европарламента, когда ей было всего 26 лет. О том, почему молодой человек может решить заняться политикой, и как ему в этом преуспеть, она рассказала «Европульсу».


Как получилось, что ты стала депутатом Европарламента?

Я лет с 15 была политически активной, участвовала в инициативах на городском уровне. Потом вошла в молодежную организацию Зеленой партии, стала их спикером, затем — кандидатом в депутаты. В какой-то момент участие в политике стало моей целью.

В ней слишком много мужчин среднего возраста и слишком мало молодежи; женщин-депутатов в Европарламенте только 37%, а их средний возраст – 53 года.

Я поставила себе задачу изменить это, когда выдвигала свою кандидатуру в Европарламент. В политике нужны молодые люди, нужен баланс между политиками разных возрастов, нужно увеличить представительство женщин.



А как становятся политически активными в 15 лет, с чего начинают?

У нас поблизости собрались строить завод, который нанес бы большой ущерб экологии и при этом обошелся бы региону очень дорого. Я участвовала в протестах, в демонстрациях, присоединилась к организации, которая с этим боролась. Завод так и не построили. А я продолжила заниматься активизмом и стала членом Зеленой партии.


Много ли таких активных молодых людей в Европе? И какого рода эта активность, как они участвуют в политике?

Например, занимаются волонтерством. Но для многих это не «настоящая политика». Есть и молодые люди, которые идут традиционным путем: лет в 16-18 ты вступаешь в молодежную организацию какой-либо партии, оттуда двигаешься дальше в основную, становишься кандидатом, проходишь дальше — это то, что называется институционализированной политикой.

Но сейчас существует много других форм политической деятельности, и, хотя их не всегда считают «настоящей политикой», они многое меняют.

Это демонстрации, это кампании в социальных сетях, это то же волонтерство…


Есть ли различия в участии в политике между молодыми людьми и старшим поколением?

Я выделю одно различие – что считается политикой, на что обращается внимание. Вот, например, демонстрации и протесты – это политика? Я даже не сомневаюсь, что да. Но те, кто привык к институционализированной политике, так не считают.


Что подвигает на политическую активность? Какие проблемы беспокоят европейскую молодежь?

Будет ли у них работа, каким будет их будущее. И подъем правой идеологии очень многих сейчас волнует. Это не новая ситуация, Европа всегда была мультикультурной, с иммигрантами, с очень разными странами. Но сейчас это обостряется в риторике правых партий. В политике происходит так: одна группа обсуждает, как решить ту или иную проблему, а другая группа начинает думать, как эту проблему использовать для того, чтобы получить больше власти. Хотя сейчас, после прихода к власти Дональда Трампа, после «брексита», многие начинают понимать, что те, кто использует такую риторику, на самом деле ничего не делают, они не выполняют свои обещания.

Нам нужно больше включения разных культур в политический процесс. Нужно больше людей в парламенте, не исповедующих христианские религии, не из традиционно европейских культур. Они здесь есть – но, например, мой коллега из Британии, депутат Европарламента уже 15 лет, стал здесь первым мусульманином. Поразительно, что это было всего 15 лет назад. И что до сих пор у нас нет баланса репрезентации. У нас должны быть лучше представлены иммигранты, должны быть представлены беженцы, они должны иметь здесь голос.


Но пока получается, что меньшинства и в парламенте — в меньшинстве. То, что ты молодая женщина, как-то сказывается на том, как к тебе относятся коллеги?

Есть определенный сексизм, но обычно не явный, а… тонкий. Молодой женщине постоянно приходится доказывать, что она знает, о чем говорит. Это очень раздражает. И это тормозит развитие идей, продвижение изменений. На тебя смотрят в ожидании доказательств… а потом входит мужчина лет пятидесяти, и с ним сразу начинают обращаться как с экспертом по вопросу.


Проблемы женщин – один из основных пунктов твоей предвыборной платформы, с которой ты баллотировалась в парламент. Что это за проблемы?

Одна из главных проблем – насилие против женщин. По статистике, каждая третья женщина в Европе сталкивается с насилием в той или иной форме. С этим нам еще много предстоит работать, это большая проблема, и для этого нужно больше женщин в политике, больше женских голосов. Вторая проблема – это репродуктивные права. Это все еще серьезный вопрос, особенно учитывая, что в Польше очень жесткие законы касательно аборта, и их хотят сделать еще строже; в Испании три года назад тоже пытались принять подобные законы. И третье – это равенство в возможностях.

В Европе женщины все еще зарабатывают в среднем на четверть меньше мужчин, они меньше представлены в политике, и это нужно менять.

Конечно, сейчас с этим лучше, чем 20-30 лет назад. Но сегодня идет своего рода откат, ответный удар по всем достижениям этого времени. И это касается всех достижений, не только в области прав женщин.



Материалы по теме:

Быть или не быть членом Европейской Комиссии
«За что борются их сверстники на других концах земли?»
12 историй женщин, преодолевших препятствия в науке и бизнесе



logo