10.08.2017

Как выглядят редакции знаменитых французских СМИ?

Российские журналисты побывали в гостях у знаменитых изданий Франции в ходе пресс-тура проекта ЕС «Общественная дипломатия. ЕС и Россия». Участница поездки, журналист агентства новостей ТВ2 из Томска Лариса Муравьева рассказала, как работают, как зарабатывают и какие пути развития ищут Le Monde, Mediapart, France Télévisions, Radio France, AFP и Le Monde diplomatique.


Ежедневная газета Le Monde: вторая фаза цифрового переворота

На входе в редакцию нас встречают огромные фото исторических номеров Le Monde (например, от 7 марта 1953 года — с сообщением о смерти Сталина). В международном отделе на планерку всех зазывает… гонг (точнее, редактор, который стучит по нему).

Номер от 7 марта 1953 года с сообщением о смерти Сталина на первой полосе

Журналисты имеют свои специализации: один «desk» занимается обороной, другой — Европой (в том числе и Россией), третий — странами Ближнего Востока и арабским миром. Целый отдел посвящен Африке — там очень много франкоязычных читателей. За Восточную Европу и Россию отвечает Бенуа Виткин, он читает на русском и регулярно мониторит российскую прессу — «Коммерсантъ», «Медузу», «Дождь», «Новую газету». Но иногда заходит и на сайты желтой прессы — чтобы иметь представление, что, например, пишет «Комсомольская правда» о Макроне или Ле Пен.

Гонг в международном отделе Le Monde

Взаимодействие между отделами можно изучить на примере апрельского теракта в питерском метро. Первую информацию о нем, собранную из Твиттера, журналисты Le Monde давали онлайн. Бенуа Виткин сразу начал работать над статьей о терроризме в России — смотрел, что печатают в российских СМИ, в соцсетях. Корреспондент Le Monde в России сразу же выехал на место события, чтобы сделать репортаж. А Маджид Зерруки, специалист по джихадизму, начал мониторить соответствующие сайты, чтобы понять, кто взял ответственность за теракт. Чуть позже на планерке обсуждали, что будет печататься в бумажной версии. Решили, что это будет репортаж спецкора из Санкт-Петербурга, но в интернет-версии надо дать больше информации.

Бенуа Виткин на своем рабочем месте

Le Monde — единственная бумажная газета в Париже, которая выходит после обеда (она отправляется в печать в 10.30 и поступает в продажу в полдень). При таком раскладе до провинции ее довозят только на следующий день, поэтому там предпочитают читать Le Monde онлайн. Это можно сделать платно.

Полностью отказаться от «бумаги» Le Monde сейчас не готов — реклама на бумажном носителе гораздо дороже, чем в интернете, и приносит больше дохода. Плюс большинство читателей — люди не очень молодые, они привыкли держать газету в руках и листать страницы.

— Конечно, — говорят сотрудники издания, — в киосках газета однажды исчезнет, но останется система доставки на дом.

Есть два приложения для мобильных устройств: например, утренний выпуск Le Monde с ограниченным числом статей, которые в телефоне можно прочесть уже с самого утра, стоит 5 евро.

Приложение Le Monde

За что справедливо брать деньги? В редакции этот вопрос обсуждали долго. Решили, что депеши, пресс-релизы, которые печатаются практически без обработки, должны быть бесплатными. А платными — материалы, которые требовали журналистского труда. Например, расследования. В виде бонуса можно почитать лишь анонс — краткое изложение материала. Исключение сделали только для стран африканского мира — там у читателей просто нет возможности покупать абонемент, поэтому они могут читать материалы на сайте бесплатно.

— Сейчас мы находимся во второй фазе цифрового переворота, — считают сотрудники Le Monde. — Люди начинают привыкать к тому, что за СМИ в интернете нужно платить. Но они хотят другого содержания — ведь многие сайты просто публикуют одинаковые релизы.

До 2010 года газетой Le Monde владели журналисты. В 2010 газету выкупили три предпринимателя: Пьер Берже, который управляет фондом La fondation Pierre Bergé – Yves Saint Laurent; Ксавьер Ниэль, основатель телекоммуникационной группы Iliad, и Матье Пега, банкир. Неизвестно, была ли у газеты возможность сохранить самостоятельность без привлечения инвестиций, но после покупки и реструктуризации она впервые за долгое время стала приносить прибыль.

— Журналисты — плохие руководители, — говорят сотрудники Le Monde, — это не наша профессия. Тем более если речь идет о руководстве консорциумом, где работают 1000 человек. Если хотите, чтобы медиа было во владении журналистов, тогда надо ограничивать масштабы — такая модель эффективна в изданиях типа Mediapart (подписное онлайн-издание, созданное в 2008 году. – Прим. «Европульс»). Ну, а что касается собственников Le Monde, то они не спускают нам инструкции, что писать. Однажды один из владельцев прочитал нелестную статью о себе в нашей газете и… просто прокомментировал ее в своем Твиттере. Не более того.


Онлайн-издание Mediapart: исключительно независимая редакционная политика

«Только наши читатели могут купить нас!» — гласит постер в редакции онлайн-издания Mediapart.

Mediapart читают в сети 140 тысяч подписчиков. За месячный абонемент они платят 9 евро. Это позволяет изданию иметь стабильную прибыль в размере 1 миллиона евро в год и вести исключительно независимую редакционную политику. Mediapart начался 9 лет назад с кредита в 5 миллионов евро (его взяли, чтобы гарантированно платить зарплаты журналистам в течение первых трех лет), он не размещает рекламу и не получает финансирования из каких-либо других источников.

Mediapart создали бывшие журналисты Le Monde Франсуа Бонне, Эдви Пленель, Лоран Бодуи и управленец Мари-Элен Смиежан. С самого начала они решили делать газету, которая будет доступна только в интернете и только по подписке. В ней есть место и для профессиональных журналистов, которые создают контент, и для читателей, которые могут оставлять свое мнение в виде комментариев и коротеньких блогов.

Бизнес-модель оказалась удачной, и сегодня Mediapart — одно из самых уважаемых во Франции изданий. Оно прославилось громкими журналистскими расследованиями в отношении министра финансов Жерома Каюзака (он уклонялся от уплаты налогов), совладелицы компании L’Oreal Лилиан Беттанкур, Национального фронта Ле Пен.

Сейчас в редакции работают 40 журналистов и около 30 наемных работников — администраторов, технических специалистов.

Офис редакции Mediapart

С недавнего времени Mediapart даже начал делать телепередачи — раз в неделю на свои онлайн-телеэфиры журналисты приглашают влиятельных политиков и бизнесменов и устраивают с ними дебаты.

— Такого по телевизору не увидишь! — говорят журналисты Mediapart. — Эти программы доступны всем, не только подписчикам. И они считаются настолько авторитетными, что новый президент республики Эмманюэль Макрон в пятницу перед выборами пришел к нам в эфир и два с половиной часа рассказывал, что он сделает, если станет президентом. Эфир собрал огромное количество просмотров, потому что на ТВ у кандидатов не было возможности так долго объяснять свою программу.

Своего видеооператора в штате Mediapart нет, для съемок приглашают подрядчиков со стороны — так рациональнее. За счет того, что коллектив издания небольшой, решения могут приниматься очень мобильно.

Опенспейс в Mediapart зонирован

«Свобода прессы — это не привилегия журналистов, это — право граждан!» — гласит еще один постер в редакции. Своей свободой в Mediapart дорожат. Так, за несколько часов до «дня тишины» перед вторым туром президентских выборов им принесли конверт с документами против одного из кандидатов. Mediapart отказался публиковать их.

— Нам нужно время, чтобы провести элементарный фактчекинг, — говорит редактор издания Франсуа Бонне. — Мы не можем позволить кому бы то ни было манипулировать нами.


Медиахолдинг France Télévisions — 3 тысячи штатных журналистов и еще несколько тысяч наемных работников

В этом медиахолдинге, куда входит несколько телевизионных каналов, радиостанция, свое производство, есть 2 телеканала общей тематики. France 2 ориентирован на освещение национальных и международных новостей. Восьмичасовой выпуск France 2 считается в стране одним из самых авторитетных. Политики, бизнесмены и прочие медиа-фигуры — постоянные гости эфиров France 2. И журналистов France 2 коллеги нередко упрекают в излишней самоцензуре — дескать, чтобы не испортить отношения со спикерами, они выдают информацию в приглаженном виде.

France 3 имеет у французов репутацию более независимого, чем France 2, более «народного». Он занимается не только федеральной, но и региональной повесткой.

В монтажках France 3 утром в субботу спокойно. Суета начинается примерно за час до дневного выпуска новостей. В «день тишины» перед президентскими выборами в новостном выпуске были такие сюжеты: напоминание о том, как работают избирательные участки во Франции; новость о 50-летней женщине-депутате, которая умерла от сердечного приступа; история о найденном мальчике, которого выкрал отец; репортаж о закрытии завода Whirlpool; а также репортажи о кухне, театрах, спорте.

France Télévisions — идет эфир

Экскурсию по France Télévisions нам проводит Клод Гено, журналист экономического отдела телеканала France 3. В субботнем выпуске сюжетов Клода Гено нет, его последний репортаж вышел в четверг — о закрытии сетевого магазина одежды. Там продавались недорогие товары, но недавно открылась более крупная сеть, в которой можно купить то же самое еще дешевле. Клиентура перетекла туда, и владельцы сети поменьше, чтобы не разориться, собираются продать все свои 200 магазинов. 1300 работников рискуют остаться без работы и потерять 1200 евро ежемесячного дохода. А новых рабочих мест на рынке труда нет.

— В Европе складывается ситуация, когда страны конкурируют между собой, — говорят журналисты France Télévisions. — И это прекрасный аргумент для националистов, которые предлагают закрыть границы. Тогда как их просто можно открыть по-другому.

Студия France 3

Сотрудники France Télévisions тоже остро ощущают ухудшение экономической ситуации. Несколько лет назад Николя Саркози, будучи президентом, решил запретить рекламу на ТВ в прайм-тайм. Убытки, которые при этом должно было понести общественное телевидение, предлагалось покрывать за счет оптимизации (сокращения сотрудников и расходов) и за счет субсидий из госбюджета. С субсидиями что-то пошло не так, и через пару лет, по словам журналистов, их выделять перестали. Пришлось объединять редакции, сокращать рабочие места. Это заметно отразилось на качестве телевизионного продукта. Стало меньше полноценных сюжетов — с выездом на разные локации, с продуманным и раскадрованным видеорядом. Стало больше «говорящих голов» — длинных стенд-апов журналистов, просто читающих текст в кадре.

— Это все равно что смотреть радио, — сетует Клод Гено.

И тем не менее, France Télévisions развивается. Помимо основных каналов France 3 и France 2 (его главный конкурент — частный канал TF1), которые показывают не только новости, но и фильмы, музыку, развлечения, с сентября 2016 года здесь заработал круглосуточный новостной канал – France Info. Его можно смотреть и в интернете.

Ньюсрум в France Info

Рейтинг он пока имеет небольшой, но это только начало, считают журналисты. Контент наполняют уже переданными по другим каналам France Télévisions репортажами.

— Нужно учесть, что в будущем люди перестанут вообще смотреть телевизор – то есть в определенное время садиться на диван и смотреть в экран, — говорит Клод Гено. – Они будут смотреть новости в нужный им момент на телефоне. Поэтому нужно подготовить отход от традиционного вида ТВ к новым каналам коммуникации — не только картинка, как в телевизоре, но еще и письменный текст, который сопровождает изображение.

По словам Клода, интернет-канал в интернете пока продвигают слабо. Зато в каждом новостном выпуске на France 2 и France 3 приглашают зрителей заглянуть на сайт www.francetv.fr.

Холл офиса France Télévisions

К работе у журналистов отношение трепетное — особенно, когда речь идет о соблюдении трудового законодательства. А законодательство говорит, что во Франции 35-часовая рабочая неделя. Фактически журналисты проводят на работе от 40 до 50 часов в неделю — творческая работа часто подразумевает ненормированный рабочий день. Все переработки сотрудники France Télévisions учитывают, и работодатель должен либо оплатить их по повышенной ставке, либо предоставить дополнительный оплачиваемый отпуск. Работодатель предпочитает второй вариант, и журналисты France Télévisions получают плюс 25 дней к 5 неделям обычного отпуска.

— Наши профсоюзы убеждают сотрудников приходить на работу позже и уходить раньше, — рассказывают журналисты France Télévisions. — А также призывают дирекцию следить за тем, чтобы сотрудники работали строго в отведенные для этого часы. У человека должно быть время и на себя, а не только на работу.


Радиокомпания Radio France: радио, телевидение, два оркестра и магистратура

Радиокомпания Radio France занимает огромное здание, где постоянно что-то ремонтируют.

Участники пресс-тура проекта ЕС «Общественная дипломатия. ЕС и Россия» в переходе здания Radio France

В качестве нашего гида-экскурсовода — журналист Лионель Томпсон.

— Очень сложно вести ремонт, когда люди работают в здании, — сетует Лионель. — Radio France состоит из нескольких радиостанций — France Inter, France Musique, France Culture, молодежное радио Muov, развлекательное радио Blue и так далее. Наш единственный акционер — государство. Но Radio France — не государственное радио, а мы — не госслужащие. Мы работаем по модели частного предприятия: у нас есть генеральный директор, президент, совет директоров, все органы работают как в частном праве. Кроме того, при Radio France работают два оркестра (филармонический и камерный), хор и действует магистратура — в ней учатся студенты, которые хотят стать профессиональными музыкантами. Мы воспользовались постоянными стройками в здании, чтобы построить для наших музыкантов специальный концертный зал.

Радио France Inter, на котором работает Лионель, каждый день слушают 4 миллиона человек. Это канал общей информации — новости, ток-шоу, музыка. Студии оформлены в фирменных красных тонах France Inter. Студии поменьше — для информационных выпусков, побольше — для программ с участием публики.

Radio Inter — идет эфир

К сентябрю прошлого года в здании появились… телевизионные студии. Радиостанция France Info, которая первой в 1984 году начала круглосуточное новостное вещание, объединила усилия с France Télévisions и запустила совместный круглосуточный новостной телеканал France Info.

Контент радио- и телеканалов France Info — по большому счету, разный. Общими являются только 20-минутные политические интервью, 3-минутные новостные выпуски каждые 10 минут и некоторые вечерние передачи. Пока такое сращение радио и ТВ особой экономической выгоды не приносит — на рынке новостного потокового телевещания это уже четвертый подобный канал.

Но про убыточность проекта тоже пока никто не говорит. По словам Лионеля Томпсона, Radio France гораздо меньше ТВ зависит от доходов с рекламы (они в бюджете радио составляют всего 8%). Все остальное — это финансирование государством через так называемый «налог на телевизор». Впрочем, налог, который составляет 125 евро в год, по мнению журналистов, давно отслужил свое, потому что телевизионный и радиоконтент люди давно получают с помощью совсем других устройств.

Одна из редакций Radio France

На Radio France, так же, как и на France Télévisions, происходит оптимизация штата. Численность сотрудников сокращается, и те, кто остаются, по факту работают от 40 до 50 часов в неделю. Пожалуй, самая ответственная должность — у шеф-редактора. Он обязан находиться на рабочем месте 24 часа в сутки. Поэтому на этой позиции в штате France Inter 8 человек. В течение дня двое редакторов работают по очереди. С вечера и до середины ночи дежурит третий, а с середины ночи и до утра — четвертый.


Информационное агентство Agence France-Presse (AFP): текст, фото, видео

На входе и в коридорах — фантастической силы фотографии производства AFP (сотни журналистов AFP на всех балконах и во всех окнах агентства с плакатами «Je suis Charlie»; цветущая сакура после атомной катастрофы в Японии 2011 года).

Журналисты AFP c плакатами «Je suis Charlie»

Журналист Андрэ Бирюкофф показывает нам на компьютере программу Iris — своего рода «фабрику новостей», которая позволяет работать с текстами и изображениями.

В старейшем в мире частном информагентстве работают 2000 человек по всему миру, включая фрилансеров. Всего AFP имеет свои бюро в 110 странах, а распространяет информацию в 150.

Один из отделов парижской редакции AFP

Корпункты обладают самостоятельностью в выборе информационной тематики. Если только не случается что-то экстраординарное — в этом случае главная редакция делает запрос на статьи.

Контент в AFP платный — агентство работает не напрямую для читателей, а для газет, радио, госструктур. Собственно, абонементы государства (подписка различных министерств и ведомств) и формируют основную часть бюджета агентства.

AFP в свое время первым из мировых информагентств стало поставлять подписчикам не только текстовый, но и качественный фотоконтент. А сейчас здесь развивают направление видеоконтента, для этого открыли собственную видеослужбу.


Ежемесячник Le Monde diplomatique: рост продаж и подписчиков

Небольшая уютная редакция, в которой работают 28 человек. На столах творческий беспорядок. На одной стене — большая схема. Это декабрьское исследование Le Monde diplomatique: «Французские медиа. Кто чем владеет» — в нем наглядно показано, кто стоит за тем или иным французским СМИ. На другой стене десятки отдельных листков — верстка полос ежемесячника.

На стене — верстка очередного номера Le Monde Diplomatique

Сразу бросается в глаза, что фотографий в нем минимум — только там, где без них обойтись никак нельзя. Большинство же материалов иллюстрировано картинами знаменитых и современных художников. Например, к статье «Экономическая двуличность Национального фронта», по мнению редакции, отлично подходит картина Василия Кандинского «Красный квадрат на синем фоне».

Поначалу Le Monde diplomatique был просто отделом ежедневника Le Monde. Но в 1954 году его решили сделать отдельным изданием. Газета рассказывала о международных отношениях и геополитике, печаталась на 8 полосах в количестве 5 тысяч экземпляров. Клод Жульен, ставший редактором в 1973 году, довольно быстро сумел повысить тираж до 50 тысяч экземпляров и расширить тематику (добавились экономика, монетарная политика и т.д.). А к 1989 году газета выходила уже тиражом 120 тысяч копий.

Внутренний дворик редакции Le Monde Diplomatique

Сегодня ежемесячник печатается на бумаге хорошего качества, имеет 28 страниц и тираж более 225 тысяч экземпляров, номер в розницу стоит 5,5 евро.

В последнее время продажи бумажной версии начали расти. По какой причине — сотрудники точно не знают. Финансовое положение газеты стабильное, несмотря на то, что рекламы здесь печатается мало — это принципиальная позиция редакции.

И постоянно растет число онлайн-подписчиков издания — на сайте бесплатно можно прочитать только фрагменты публикуемых материалов, весь контент доступен за абонентскую плату. Кроме того, Le Monde diplomatique выложил в сеть весь свой архив, и доступ к нему тоже платный.



Читайте также:

«За что борются их сверстники на других концах земли?»

Как устроен дата-центр?



logo