4.05.2012

Когда студенты заявляют о себе

Мы хотим, чтобы было иначе!» — говорит учащаяся молодежь Европы, если она не согласна с решениями и действиями властей. Во второй половине ХХ века во Франции ей удалось добиться политических перемен. Грядущий второй тур выборов президента Республики может стать для студенчества поводом вновь заявить о себе.

Последние массовые протестные движения студентов прошли в Великобритании в конце 2011 года. Причиной волнений стало резкое повышение цен на образование. Недовольные студенты вышли на улицы британских городов и, не церемонясь, продемонстрировали правительству свое несогласие с несправедливыми, на их взгляд, действиями. В результате «волеизъявления» были ранены студенты и полицейские, испорчено имущество.

Помнит европейская история и другие случаи открытого выражения недовольства молодежью. Причем не всегда причины студенческих волнений касались напрямую вопросов образования и льгот для учащихся. Так, социально активная молодежь Франции в 60-е годы ХХ века фактически смогла добиться смены политического курса государства.

Любой европеец знает о событиях мая 1968 года. Парижские улицы были перекрыты баррикадами из перевернутых автомобилей, мостовые усыпаны разбитыми бутылками. Студенты вышагивали с плакатами «Запрещено запрещать», «Будь реалистом – требуй невозможного». Рост безработицы, особенно среди молодых специалистов, и повышение требований к поступающим в вузы были далеко не единственными причинами, по которым волна протестующих высыпала на улицы французской столицы. Молодежь требовала права участвовать в управлении университетами, больше свобод для студентов, проживавших в кампусах. Одним из тех, кто повел за собой студентов на баррикады, стал французский студент немецко-еврейского происхождения Даниэль Марк Кон-Бендит.

Митингующие были против политики президента де Голля, однако, в конечном итоге, их ряды пополнились и представителями других протестных течений. Выход на улицу студентов «вдохновил» рабочих. В результате уже в июне того же года парламент республики был распущен, а сам генерал де Голль в скором времени покинул свой пост, уступив президентское кресло премьер-министру своего правительства Жоржу Помпиду.

Студенческие волнения показали, насколько мощной силой может быть молодежь, когда она решает объединиться ради единой цели и выдвигает разумные и грамотно артикулированные лозунги.

Если протестное движение мая 1968-го помогли многим силам прийти к власти, то студенческое движение 1986-го года способствовало существенному снижению шансов Жака Ширака на президентских выборах в 1988 года.

Другим историческим примером студенческой активности является немецкое студенческое движение 1960-х годов. Проникшиеся идеями коммунизма молодые немцы развернули активную кампанию за мир и права человека, растянувшуюся почти на два десятка лет.

Одной из знаковых фигур студенческих революций в Германии стал Фриц Тойфель, получивший прозвище «пудинговый террорист». Он был одним из тех, для кого главным требованием к властям стало осуждение войны во Вьетнаме. Во время визита вице-президента США Хьюберта Хамфри в Берлин Тойфель со своими сторонниками закидал политика пакетами с начинкой для пудинга, йогуртом и мукой. За свою акцию «террорист» получил не только новое прозвище, но и статус самого эксцентричного представителя протестного движения.

Те, кто вышагивал по улицам немецкой столицы, держа в руках плакаты с портретами Ленина и Маркса, не всегда разделяли подход Тойфеля. Слоганы на транспарантах «Все говорят о погоде, а мы — нет» ясно выражали готовность бунтующей молодежи к более эффективным, на их взгляд, протестным действиям. Молодежь уже была недовольна самими устоями немецкого общества, называя его нравы лицемерными.

В конечном итоге именно студенты, выражавшие недовольство на улицах Берлина, смогли добиться перемены общественного отношения к войне и насилию, гендерному равноправию и этической ответственности СМИ.

Среди протестующих, кстати, была и Герта Дойблер-Гмелин, в те времена студентка юрфака, а впоследствии министр юстиции Германии. «Студенческие протесты стали началом новой, основанной на иных ценностях, политической культуры, — отмечает Дойблер-Гмелин. — В Германии возникло то, что мы сегодня называем гражданским обществом».

Студенты доказали, что они – сила, которая в реальном времени способна влиять на жизнь в стране. Молодые люди, полные энергии и стремления повлиять на события, готовы бороться не только с несправедливостью в отношении них, но и с любым ее проявлением в мире.

logo