11.09.2009

Мир невидимых стен

В этом году Европа отпразднует 20 лет со дня падения Берлинской стены и пятилетие самого значительного расширения границ Европейского Союза. Стена в Германии, кажется, была последним символом противостояния Востока и Запада. Она пала, но разделительные линии остались. Стены возникают по всему миру. Иногда о них говорят и пишут в газетах, но все чаще это невидимые границы, разделяющие отличных друг от друга людей.

Берлинская стена — странный эксперимент по разделению страны на части. Продержался он почти 30 лет. Но под давлением изменяющегося политического ландшафта и желания жителей города воссоединиться, провалился. Стена не была такой уж «крепкой», потому что случались побеги, подкопы, поджоги и много чего еще. Провозвестником разрушения стал панъевропейский пикник 19 августа 1989 года в Венгрии. Тогда на несколько часов были открыты границы между Австрией и Венгрией, сотни восточных немцев перешли на западную сторону. По воспоминаниям венгерского пограничника Арпада Белла ему пришлось просто отойти от ворот, чтобы плотная стена желающих покинуть страну могла пройти, сопротивляться такой сплоченности было бесполезно.

После этого реальная граница между Востоком и Западом начала стираться на глазах. Все больше людей умудрялись покинуть советскую сторону. 11 сентября 1989 года Венгрия открыла границы. За три дня ГДР оставили 15 тысяч человек. Стена потеряла свой смысл. 9 ноября многотысячная толпа подтянулась к границам ФРГ. Пограничники были вынуждены сдаться. Ворота открылись.

Однако после всего этого было много разговоров о том, что восточной части придется потратить лет 20 на то, чтобы преодолеть различия между уровнем и способом жизни в стране. До сих пор многие делят Берлин на Восточный и Западный и говорят, что разница осталась.

Страсть к отделению

После этого прокатилась волна смены правительств и выхода государств из состава СССР в Восточной Европе и на Балканах. Так, Хорватия воевала за независимость с Югославией в начале 90-х. Бои происходили между хорватами и сербами. Больше всего от этого пострадал маленький хорватский городок Пакрац. Очевидцы вспоминают, что с распадом Союза, люди начали использовать свободу в ущерб друг другу: не признавали вероисповедание, выгоняли бывших друзей со своих территорий. Граница, разделявшая воюющих, иногда обозначалась красно-белой лентой. После наступления перемирия вражда осталась, и демаркационные линии выглядели подчас очень странно. Посреди Пакраца одиноко стоял стул, отделяющий сербов от хорватов. Простоял он, говорят, очень долго, а незримая граница чувствуется до сих пор.

Стены на войне никогда не были чем-то особенным. Они есть до сих пор. В Китае, в Израиле, в Пакистане. Но всегда пугающими выглядят заграждения в городе, стране, где мир на бумаге. В североирландском городе Белфасте больше 40 стен разной высоты, фактуры, расцветки. Их начали постепенно возводить в 1970 году, когда после погромов на религиозной почве погибло несколько сотен человек. Противостояние католиков и протестантов в этой стране насчитывает уже больше трех веков. Сегодня с историей духовной вражды можно познакомиться по рисункам и граффити на стенах города. Вот, Король Вильям III, исповедующий протестантизм, празднует победу, а рядом лежит поверженный католик Яков II. Разноцветные надписи напоминают о прошлом: «Remember 1960!», «No Surrender!». Улица Бомбей, где проживают католики, во время погромов 70-х пострадала больше всего. Было полностью сожжено несколько домов. Сегодня жители улицы жалуются, что подростки-протестанты иногда бросают камни в автомобили. Значение стен в Белфасте изменилось. Сначала они нужны были, чтобы останавливать толпы фанатичных мародеров, а сегодня, чтобы укрыть население от брошенных подростками камней. Днем через «Стену мира» можно пройти и проехать, но многие до сих пор предпочитают оставаться на «своей» территории. И в такой обстановке им привычно жить.

Невозможность объединения?

Стена на Кипре, разделяющая Никосию, на две части была воздвигнута в 1974 году. Она стала итогом многовекового конфликта между Турцией, претендующей на остров, и греческим Кипром. В 1960 году остров, наконец, получил свою независимость: был поделен на Республику Кипр и Турецкую Республику Северного Кипра, но вражда не закончилась. Турецкие и греческие общины решили обезопасить себя от конфликтов, отгородившись друг от друга стеной. В 2004 году Кипр вошел в состав Европейского Союза. Тогда же Кофи Аннан предложил план по воссоединению острова. Но был отвергнут. В прошлом году власти все же сумели договориться и демонтировать стену. Но буквально через пару недель произошла стычка между греческой и турецкой полицией из-за сфер влияния в районе. На смену стене пришла колючая проволока.

В мире множество территорий с неясным статусом. Так ли нужно объединение?

Парадокс сегодняшнего мира заключается в том, что те, кто провозглашает свободу, равенство и братство, на поверку строят стены, чтобы остановить приток экономических мигрантов, чтобы отделить католиков от протестантов, чтобы кому-то дать меньше прав. В Бразилии возводят стены, чтобы обезопасить богатых от бедных.

И вроде бы более открытым мир еще не был, но пересечь границу тяжело. А если все же удается перешагнуть через внешнюю стену, то вырастает внутренняя. У каждого своя культура. И приехавший из иной культурной среды оставляет свой опыт там, откуда уехал, и при этом не прививает себе культуру нового места. Он теряет свою идентификацию. А потерявший её становится невидимым, незаметным, просто порядковым номером, проблемой.

Возможно, что сегодня мы живем в мире невидимых стен. Мы не видим их материального воплощения, но пересекая очередную границу, всегда знаем об этом. И стены тоже об этом знают.

Очередной эксперимент

После падения Берлинской стены процесс создания единой Европы ускорился. В 1993 году на основании Маастрихтского договора Европейское объединение угля и стали получило своё сегодняшнее название Европейский Союз и изменило свой статус в мире. Расширение ЕС яркий пример очередного эксперимента по объединению хоть и близких, но все же отличных друг от друга культур и народов. 1 мая 2004 года восемь новых стран Восточной Европы (Чешская республика, Эстония, Венгрия, Литва, Латвия, Польша, Словакия и Словения) и островные государства Мальта и Кипр вошли в состав ЕС. По оценкам экспертов после расширения суммарный ВВП Евросоюза вырос на 4%, а население на 20%. Многие утверждают, что потребуются десятилетия, чтобы эти страны повысили уровень благосостояния. Другие видят угрозу в мигрантах. В то время как «новые» европейцы, конечно, готовы двинуться в более благополучные страны Европы, ведь для этого теперь у них есть законное основание. Теперь они почувствовали себя признанными европейцами. Тогдашний президент Еврокомиссии Романо Проди назвал расширение союза историческим событием, завершившим разделение Европы и поставившим точку в холодной войне. Не приведет ли это к возникновению новых стен, покажет время.

Что помнят о Берлинской стене современные студенты? Ответ здесь.

logo