6.03.2015

«Нужно быть осторожнее с женскими хитростями»

Какие общие черты свойственны жителям Латвии? Они искренне и открыто улыбаются, говорят на нескольких иностранных языках, верят в свои силы, стремятся брать инициативу и ответственность за собственные поступки на себя, они умеют слушать, но предпочитают держать дистанцию и не лезть с непрошенными советами. Такой портрет среднего жителя этой страны, которая сейчас председательствует в Совете ЕС, «нарисовала» посол Латвии в Москве Астра Курме. По ее словам, этот портрет очень похож и на нее. В интервью «Европульсу» госпожа Курме рассказала о том, почему не любит женские глянцевые журналы, в чем особенность женщин-физиков и женщин-дипломатов и каких правил стоит придерживаться, чтобы избегать конфликтов.

Госпожа Посол, пользуетесь ли Вы какими-либо «женскими хитростями» в своей работе? Числится ли среди Ваших дипломатических приемов обезоруживающая улыбка, знание психологии мужчин или другие примеры «умного манипулирования»?

Я училась на физфаке, и в нашей группе было шесть девушек и 21 парень. Наш преподаватель физики всегда говорил в аудитории: «Женщина – не физик. Если она физик, то она уже не женщина». Я тогда злилась, не соглашалась категорически. Но сейчас думаю: да, в чем-то он был прав. Точно так же с дипломатической работой и другими профессиями, которые не позволяют нам слишком подчеркивать свою женственность.

Улыбаться можно, но это редко помогает каким-либо образом повлиять на результат. Может быть, процесс становится приятнее. Более того, надо быть очень осторожной, потому «женские хитрости» могут привести к совершенно противоположному результату.

5184086601_7b19d28653_b

А как насчет пресловутой женской логики? Женщины более гибкие и по природе своей многозадачны, ведь приходится успевать заниматься и семьей, и детьми, и домом, и карьерой…

Вот эта терминология – женская или мужская логика – чужая для меня. Я же физик по образованию. Моя логика мне самой иногда не понятна, но, тем не менее, я не стала бы ее относить ни к женской, ни к мужской. У меня, скорее, математическая логика, системное мышление. Базовое образование формирует структуру мышления на всю жизнь, определяет ракурс, с которого мы смотрим на мир. Люди, которые изучают гуманитарные науки, видят его по-другому. Образование формирует систему координат для каждого из нас. Мою систему координат, наверное, можно назвать ортодоксальной.

Знаете, я не люблю женские глянцевые журналы, потому что их героини очень удачные, успешные, все умеют, успевают – идеальные.

Это глянцевая картинка мало соотносится с реальностью.

Именно. У меня многое не получается, у меня хватает недостатков. В жизни так красиво, как в журналах, наверное, не бывает. Во всяком случае, не у меня.

Тот факт, что Вы так откровенно об этом говорите в интервью, уже вызывает восхищение. Самокритичность – редкое, ценное качество. Но Вы, наверное, скромничаете. Расскажите, пожалуйста, о вашей семье, о своих детях.

У меня двое детей. Дочка уже взрослая, ей 25 лет, она несколько лет самостоятельно живет в Брюсселе. Сыну скоро будет 14, он здесь со мной, в Москве. А муж мой работает в Риге, поэтому большую часть времени проводит там. Так мы и живем. И как успешно все совмещать – семью, работу – я не знаю. Впрочем, есть один принцип. Мне кажется, если его придерживаться, то можно преодолеть любые сложности. Нужно дать свободу другому человеку, не считать его своим имуществом, собственностью. Если люди друг друга уважают, ценят карьеру другого человека и его жизнь, то тогда возможны и хорошие отношения на расстоянии, и нет непреодолимых трудностей. 

IMG_7933
Дочь Луизе живет самостоятельно в Брюсселе

Сейчас ваш сын уже подросток, а когда он был маленький, как вам удавалось, приходя домой с работы, переключаться с рабочих моментов, важных документов и глобальных вопросов, на чтение сказок, игры, баловство?

Мы все это всегда делили с мужем поровну. Никогда не было так, что я прихожу с работы – и все на мне. Муж тоже был послом, он хорошо знает специфику этой работы, дипломатическую «кухню». Когда сын был маленький, мы буквально делили семейное время по часам, старались делать все вместе. Больших проблем не было.

В связи с тем, что Латвия председательствует в Совете ЕС с января по июнь 2015 года, у Вас, наверное, сильно увеличилась нагрузка?

Вообще Москва – это место, где все много работают, если хотят, конечно. И до председательства не было так, что мы в посольстве «отдыхали». Теперь мы делаем почти то же самое, что и раньше, только с еще большей ответственностью. И присутствуем на всевозможных мероприятиях чаще, и работаем более ответственно, более интенсивно.

Какие основные задачи предстоит решить Латвии в период председательства в Совете ЕС? И какие задачи ставите перед собой лично Вы?

Во-первых, доказать и показать, что маленькая и молодая страна в Евросоюзе может справляться с большими делами. Дело ведь не в том, что Латвия придумала полгода собственных «развлечений» в ЕС. Программа председательства составлялась в тесном сотрудничестве с Италией и Люксембургом на 18 месяцев. Полгода – слишком маленький срок, чтобы решить какие-то важные проблемы. Все три страны вместе определили целый спектр задач, которые мы будем продвигать. Конечно, для Латвии есть более приоритетные, например, Восточное партнерство и сотрудничество с Центральной Азией. Эти цели во внешней политике будут основными для нас.

Моя личная цель – это не какой-то результат, а скорее – процесс. Хорошо сделать свою работу, чтобы каждый день я могла спокойно засыпать, зная, что я сделано все от меня зависящее. Чтобы моя страна была этим довольна и гордилась мной. А я – ей, конечно. И та страна, в которой я представляю свою родину, тоже была довольна моей работой. Это большие цели, непростые, но стараться всегда можно. А как уж получается – это другие люди могут оценить.

Мы публиковали статью в «Европульсе» к началу председательства Латвии в ЕС – 11 малоизвестных фактов о Латвии и ее жителях. Латыши любят петь, это очень спортивная и креативная нация, латыши любят технологии, стремятся к новому. А как бы вы описали основные черты «среднего» жителя республики? Нарисуйте «портрет» несколькими штрихами.

посол с мужем
Астра Курме с супругом Юрисом Канелсом

Средняя температура по больнице, как известно, совершенно ничего не показывает. Но, конечно, общие черты можно найти. Житель Латвии, как правило, обязательно говорит, минимум, на трех языках. У нас один из самых высоких в ЕС показателей знания иностранных языков. Житель Латвии начинает все чаще и чаще улыбаться. Широкие открытые улыбки на лицах латышей встречаются сейчас гораздо чаще, нежели 20 лет назад. Он начинает все больше верить в собственные силы. Если раньше мы ждали каких-то перемен извне, то теперь ясно: надо самому очень много вкладывать, чтобы добиться успеха, надо брать инициативу в свои руки, самому создавать свою судьбу. Этот процесс осознания собственной ответственности тоже характеризует латвийский народ. Мы стараемся сильно не вмешиваться в дела других людей, включая соседей, друзей, но с большим уважением и вниманием относимся к проблемам других. Иначе говоря: если хочешь, рассказывай о своих проблемах, я внимательно выслушаю. Но если не хочешь, то никто не будет «лезть в душу», расспрашивать, почему у тебя грустные глаза. Это иногда мешает, иногда помогает. Мы стараемся жить своей жизнью, а не влезать в дела других. Хотя, конечно, это интересно.

Это свойственно любому человеку.

Да. Но по сравнению с южными народами, где целые поселки, деревни живут общей жизнью, в Латвии совсем иначе. Исторически жители Латвии селились в отдельных домах, на хуторах. Эта ментальная структура сохранилась сейчас и в больших городах.

Вы сами похожи на тот портрет, который только что нарисовали? Вы говорили о себе?

Да, безусловно. Именно о себе я и говорила.

Европейский союз декларирует гендерное равноправие как один из приоритетов. В Германии, например, недавно вступил в силу закон, согласно которому до 40% руководящих должностей в компаниях должны занимать женщины. Как вы относитесь к такой директиве? Нужно ли это вообще регулировать, или женщины сами «завоюют» свою территорию?

Нам в Латвии трудно понять, зачем нужен такой закон, но в каждом обществе разные потребности. В Латвии и без таких законов женщины играют большую роль в обществе. У нас женщина премьер-министр — Лаймдома Страуюма. Бывший президент – Вайра Вике-Фрейберга. У нас женщины привыкли брать на себя ответственность, если надо принимать какое-то серьезное решение – лучше взяться самой. Законы – это может быть хорошо, но, с другой стороны, если они обязывают нанимать женщин, то не всегда выбирают лучших кандидатов. Каждый народ, каждое общество само чувствует, нужно ли определять какие-либо квоты или нет. В Латвии, наверное, уже нужно мужчинам дать квоту (улыбается). В государственном управлении в министерствах и в государственном аппарате большинство сотрудников — женщины (если не брать в статистку силовые ведомства). На руководящих должностях тоже много женщин.

Каково это – быть женщиной в дипломатическом мире, где все же значительно больше мужчин?

Нелегко.

Возникает ли иногда ощущение, что Вас не воспринимают всерьез?

Бывает. Но это зависит от меня. Я не могу других винить в этом. Иногда дается всего пара минут, чтобы показать, на равных ты или нет. Мужчинам ничего не нужно изначально доказывать, они по умолчанию считаются серьезными дипломатами. Нелегко, но я уже за все эти годы привыкла.

А с кем вам лично проще работать?

Есть вопросы, которые лучше понимают женщины, другие логичнее обсуждать с мужчинами. Например, социальная тема ближе и понятнее женщинам, они «примеряют» все на себя, а финансовые и технические вопросы больше по мужской части. Но опять же, всегда есть исключения, все зависит от конкретных людей.

Что вы считаете своим самым большим достижением в жизни?

Профессиональные или публичные достижения людей я не считаю таковыми для себя лично. Для меня достижение – это умение найти баланс в этом мире, способность гармонично взаимодействовать с внешним миром. Достижения подразумевают постоянное развитие личности. А не должности. Бывают люди, которые не занимает важных постов, но при этом является настолько светлыми, что притягивают людей к себе. Вот это я считаю достижением. А те, кто на высоких постах, но с кислыми лицами – разве это достижение? Система моих координат – это личное развитие, возможность найти баланс, нести свет людям. Должности – это просто работа.

Опишите свой хороший день: из каких моментов он состоит, чего в нем быть не должно?

Хороший день всегда начинается с того, что мой сын просыпается вовремя, хорошо себя чувствует и с радостью идет в школу. Это уже прекрасное начало. Чтобы день был хорошим, нужны встречи с хорошими людьми. Важно, чтобы встреча дала какой-то позитивный результат, оставила светлое ощущение. Даже одно хорошее знакомство в день делает его удачным. А если мне удается еще вовремя уснуть вечером – а вечера у меня очень долгие, я заканчиваю офисную работу в 5 – 6 часов, потом снова уезжаю на «вечернюю смену»… Я прихожу домой в 11 часов вечера, и еще немножко надо что-то поделать по дому. Если мне все удается – это удачный день. Самый обыкновенный день в мире, как у любой нормальной женщины, которая живет и работает.

посол с сыном
Сын Робертс живет с мамой в Москве

Как Вы отдыхаете, как проводите свободное время, если оно у вас вдруг появляется? Что Вам ближе – посидеть с книгой у камина, погулять или покататься на лыжах?

В конце февраля я уезжаю с сыном кататься на лыжах на 10 дней в Италию – это мой большой подарок. Я всегда с большим удовольствием провожу время с сыном. У него такой период в жизни, когда ему еще можно многое передать, потому что еще через какое-то короткое время он уже не будет воспринимать от меня ничего, а будет делать свои умозаключения о жизни. Нам вместе сейчас очень интересно. Иногда мы читаем или я сопровождаю его на футбол, с удовольствием смотрю, как он играет. А мое личное удовольствие – театр. Я очень люблю театр в Москве, да и в России вообще. Здесь это особенный вид искусства, очень талантливый. Я никогда не видела плохих постановок. После Москвы, наверное, я больше не смогу ходить в театры, потому что планка здесь настолько высока, что меньше уже не хочется. Еще я люблю музыку – симфонические оркестры в России прекрасные. Такие оркестры, какие у вас есть буквально в каждом городе, в мире существуют только в столицах. По возможности, в Москве я бегаю на все, что «звучит».

Так в чем же заключается Ваш главный жизненный принцип, ваше кредо?

Принципы меняются. Я не такой человек, который всю жизнь придерживается одного правила. Если это так, то человек не растет, не развивается. Сейчас мне интересно наблюдать за собой, и я стараюсь придерживаться одного важного принципа: чтобы уровень эмоций никогда не превышал уровня интеллигентности. Все время надо сопоставлять, стоит ли реагировать на ситуацию эмоционально, или все-таки лучше подождать. Это у меня редко получается, но если контролировать себя, задумываться об этом в острых ситуациях, то будет получаться все лучше и лучше. Это очень хороший принцип, который помогает уходить от конфликтов. Проблемы порой сами собой решаются. Иногда нужно просто спокойно подождать.
Смотрите видеоверсию интервью на нашем канале в Youtube.