2.12.2015

«Разруха» как зеркало современного общества

В современной истории Болгария и Россия прошли через схожие трудные времена – жесткая, порой безжалостная к людям трансформация, ломка ценностей, смена приоритетов. Известный болгарский писатель, журналист, главный редактор журнала «Современник», автор 18 книг, Владимир Зарев в конце ноября на книжной выставке non/fiction №17 в Москве презентовал русский перевод знакового романа «Разруха». Это эпическая история близка и понятна российскому читателю – думающему, неравнодушному. В интервью «Европульсу» Владимир Зарев затронул важнейшие темы – деньги и безграничная власть, свобода и безответственность, кризис духовного пространства и сила знаний и доброты.

20130922_0006
Владимир Зарев. Фото: novinite.ru

Роман «Разруха» — знаковый для Вас как автора, для болгарской и для европейской литературы в целом. Он выдержал 11 изданий на родине, переведен на многие языки, номинирован на премию «За европейское взаимопонимание». В Европе Вас называют «болгарским Бальзаком». Как Вы относитесь к такому сравнению?

Так меня именовали в Германии, в немецко-говорящем мире. Я был удивлен, но исключительно приятно. Думаю, такое сравнение появилось благодаря эпическому характеру моих книг, в первую очередь, трилогии «Бытие», «Исход» и «Закон», которые были опубликованы в Германии. Это три тома по 900 страниц, в которых передана история Болгарии более чем за 100 лет. Действие первой книги начинается в 1890 году, а в последней описываются уже наши дни.

В Германии вышла и «Разруха», собрав более 40 рецензий в ведущих изданиях – Die Zeit, Berliner Zeitung, Stern, Die Welt, NZZ, Der Standart и др. Критики писали, что ждали такую книгу о перестройке из Восточной Германии, Польши или Чехии, но она пришла из Болгарии. Я безмерно счастлив, что наконец она оказалась перед судом российского читателя. Думаю, что роман правдиво отражает то, что произошло у нас в стране, но на самом деле – подобные процессы были и в России, только в более крупных масштабах. Поэтому российскому читателю она тоже должна быть понятна и близка.

книга
Обложка книги «Разруха» в русском переводе

В романе Вы сравниваете большие деньги с живым разумным существом. Яркий, сильный образ у Вас: «Это существо бестелесно, неосязаемо и абстрактно, лишено физических черт, но оно обладает навыками и характером. Оно может расти или дробиться на части, но вот что удивительно <…> оно всегда тянется к подобным существам».

Деньги – очень важная тема. Во времена социализма деньги, конечно, имели значение для каждого человека, все хотели разбогатеть, но, по большому счету, они не приносили особых привилегий, престижа. Престиж был обусловлен, скорее, связями с высшей номенклатурой. Что было делать с большими деньгами? Путешествовать – нельзя, открыть свой ресторан – тоже, о фабрике нечего даже говорить. Деньги, по большому счету, ничего не значили. Но после перестройки в Болгарии люди вдруг осознали, что деньги могут принести две исключительно важные вещи – власть и свободу. А большие деньги – безграничную власть и безграничную свободу. Богатый человек мог не отвечать перед законом – до такой степени, что некоторые люди в Болгарии (а предполагаю, что и в России тоже) начинали себя «обожествлять», то есть вести себя как «бессмертные». Но это иллюзия. И поэтому в 1990-е годы прокатилась целая волна убийств и криминальных разборок.

Как Вы считаете, перестройка завершилась, и описываемые события переходного периода уже в прошлом?

К сожалению, не совсем так. В Болгарии до сих пор такое положение вещей сохраняется в большой степени. Деньги все также приносят власть и свободу.

Откровенно говоря, это утверждение справедливо для многих обществ – правда, в разной степени. Главные герои «Разрухи» так и не сумели вписаться в новую парадигму. В романе нет «хеппи-энда». Есть хоть луч надежды?

Очень тонкий. Настолько хрупкий, что каждую секунду может оборваться. Оба героя в романе поставлены перед лицом смерти. Один из них – писатель Мартин Сестримски – олицетворяет болгарскую интеллигенцию. После перестройки болгарская интеллигенция была отодвинута на задний план. Для культуры, откровенно говоря, мало что делается. Могу даже сказать почему – у культуры нечего украсть. В этой сфере не перераспределяются большие деньги и влияние, поэтому политические круги не интересуются «культурными делами». Многие представители болгарской интеллигенции, талантливые люди маргинализировались. Для Болгарии это в большей степени актуально, чем для России, где сохраняется духовная традиция уважения к интеллигенции.

Насколько изменилась ситуация со вступлением Болгарии в Европейский союз?

Из страны уехало 2 млн человек. Сейчас Болгария – одно из самых бедных государств в ЕС. Эти факты свидетельствуют, что пока мы не очень много получили от Евросоюза. Болгария вносит в бюджет ЕС определенную сумму денег, которая собирается со всего народа. И в то же время, выделяемые из фондов ЕС средства (а их гораздо больше) распределяются между 30-50 кланами. Да, проложены новые дороги, в Софии строится метро, в продаже много европейских товаров, была восстановлена свобода слова и личности. Но люди бедно живут, а очень бедный человек, погруженный в низменные формы быта и занятый «выживанием», не является свободным. «Выживающий» человек – это не представитель свободного общества. Более 60% населения Болгарии живут бедно. Богатых – всего 5%. Разница между бедными и богатыми все время увеличивается, поэтому такого понятия как «средний класс» практически не существует.

IMG_6350
Владимир Зарев на презентации книги «Разруха» на выставке non/fiction №17. Фото: Болгарский культурный институт

В книге Вы пишете, что «не существует свободы для всех, она – личное, интимное, духовное чувство». Как Вы лично ее воспринимаете?

Свобода – это форма выражения отличий. Чем больше человек не похож на остальных, тем более он свободен. Поэтому я говорю: сумасшествие – это опасная свобода, а мертвый человек абсолютно свободен. Многие не могут осознать и выразить свои отличия.

Как писатель, философ, глубоко понимающий, чувствующий процессы, которые происходят сегодня в обществе, насколько оптимистично или пессимистично Вы смотрите в будущее?

Мир сегодня переживает кризис из-за иллюзии того, что человек глобален. «Глобальный» человек активно пользуется интернетом, он «среднеинтеллигентно» развит, он может быть даже успешен в какой-то сфере (но, как правило, только в одной). И главное – он обладает одним важнейшим качеством: умением потреблять, потреблять и потреблять. Такой человек, по-моему, не очень перспективен. В мировом масштабе существует кризис духовности. Думаю, такой путь ведет человечество в никуда.

И что же: мы все умрем, и на этом все?

Нет, мы должны бороться. Писатели должны писать книги, журналисты – доносить правдивую информацию. Нужно создавать гражданское общество, которое будет контролировать политическую власть. «Энергия всеобщего несогласия» будет стараться остановить их эгоизм.

Луч света проглядывает, это обнадеживает. Раз уж затронули тему интернета, то, по вашему мнению, в противостоянии Всемирной паутины и качественной литературы кто выиграет?

IMG_6338
Владимир Зарев. Фото: Болгарский культурный институт

Очень скоро интернет поставит перед человечеством проблему подобную той, которая стоит сейчас перед нашей экологией – загрязнение окружающей среды. Интернет засоряет духовное пространство человека. Смысл библиотеки не только в сохранении книги, но и в отборе, селекции и передаче доброго и вечного. Более того, людям для передачи знаний нужны учителя. Сначала это родители, потом преподаватели в школе, университете, а также великие учителя – философы, писатели древности, духовные учителя (Христос, Будда и другие). Интернет – это огромная корзина мусора. Там не производится селекция. Там нет учителей. Знания хранятся в виде чистой информации.

На своей странице в Facebook я каждый день получаю 10-15 предложений «дружбы». Может ли человек иметь 2000 друзей? Дружба – как и любовь – это что-то интимное, сокровенное, чрезвычайно важное в жизни. Этим мы делимся друг с другом. А чем я могу поделиться с тысячами людей? Только своими книгами.

Очень хочется верить, что однажды люди отрезвеют и вернутся к истинной духовности, к книгам. Ведь читатель «дописывает» каждую книгу – с помощью своего воображения, разума, духовного опыта, своего эмоционального склада. В результате он превращает ее в «свою» книгу.

Что для вас значит русская литература – классика и современная проза? Кто из писателей вам особенно близок?

Более 20 лет я возглавляю журнал «Современник», где в советское время публиковалась диссидентская литература, и сейчас мы печатаем много современных авторов из России, по два-три в каждом номере. В Болгарии довольно много переводится произведений русской литературы, правда, по большей части – это такая литература, поклонником которой я не являюсь – «экшн», блокбастеры.

Вообще я вырос на русской литературе. Самый великий в плане духовности для меня Достоевский. Это целая духовная Вселенная. Он имеет необыкновенно верное представление о человечности, о Божественной сущности и о соотношении этих двух сил.

ДРУГИЕ ИНТЕРВЬЮ «ЕВРОПУЛЬСА»

Режиссер Дэвид Уилкинсон: «Мнение зрителей важнее авторского»

Профессор Адриаан ван дер Веел: «Чтение — это вызов для мозга»

Главный архитектор Будапешта: «Можно многому научиться на ошибках других»

Посол Латвии в РФ Астра Курме: «Нужно быть осторожнее с женскими хитростями»

logo