29.05.2009

Татьяна Жданок, первый русскоязычный депутат Европейского Парламента, о выборах в Европарламент

— Что такое выборы в Европарламент для граждан ЕС сегодня?

— Это очень важная процедура, потому что около 80% законодательного материала, регламентирующего нашу жизнь в виде директив, регламентов, резолюций, приняты Европейским парламентом. Конечно, есть такие вопросы, которые решаются на уровне страны и являются определяющими для суверенитета государства. Это вопросы гражданства, налогов, формирование бюджета и вопросы образования. Последнее как раз является печальным фактом для этнических меньшинств. В программе нашей партии заложена поддержка европейских политиков, которые предлагают образовательные вопросы сделать компетенций ЕС, закрепить общие принципы. Например, какой уровень образования является обязательным, сколько должно быть учеников для формирования классов.

— Считается, что проблемой в современной Европе стала низкая явка избирателей. Как Вы считаете, почему? И что делает ЕС, чтобы изменить ситуацию?

— Политически активных людей, тех, кто разбирается в политике не так много. В спокойные времена их восемь-десять процентов. Во времена перемен их больше. Поэтому не надо удивляться, что к избирательным урнам сегодня приходят не все. В той же Британии это тридцать процентов от тех, кто имеет право голоса, но это люди, которые приходят на выборы осознанно. В некоторых странах существует обязательное участие в выборах, например, в Бельгии. И надо еще много спорить и обсуждать, что лучше, то ли определять, кто будет представлять жителей данной страны с помощью сознательных избирателей, коих, может быть, меньше половины, либо всех вместе в случае обязательного голосования. Я бы не делала трагедию из того, что к урнам в некоторых странах приходит не так много людей, важно насколько качественный состав Европейского Парламента будет избран. В некоторых случаях там, где оказалось меньше избирателей, депутаты были избраны грамотные. В той же Британии, где уровень явки один из самых низких, депутаты – квалифицированные политики.

— Как вы можете охарактеризовать текущую избирательную кампанию? Есть ли какие-то новшества?

— На фоне предвыборной рекламы мы наблюдаем очень сильную волну популизма. Кандидаты в депутаты обещают, что они заставят властей Латвии выдать всем негражданам паспорта, это естественно не правильно, потому что это компетенция государства. Или такие лозунги: «Мы добьемся, чтобы пенсии и зарплаты в Латвии стали такими же, как в среднем по ЕС». Это тоже невозможно, потому что те же самые пенсии выплачиваются из социального бюджета, формирующегося за счет социального налога, а в каждом государстве свой бюджет. Невозможно обещать, что в Латвии зарплаты и пенсии будут такими же, как в Швеции.

Сама избирательная кампания в странах Европы различается. В Дании, например, очень жестко регламентирована возможность агитации. Не допускается платная реклама ни в прессе, ни на телевидении и радио, возможен только раздаточный материал, плакаты, листовки. И то, эти плакаты должны быть одинакового формата у всех партий. Я считаю, что это правильно, именно по этому пути нужно идти. Но есть еще один путь, который сейчас обсуждается. Это транснациональные списки кандидатов. В списке какой-то партии, например, социал-демократической, представлены все кандидаты от всех 27 стран. И список, он один и тот же для всех государств ЕС. Но это вопрос будущего, мы к этому уже идем. Вот в списке нашей партии присутствует гражданин Италии, известный в России человек, журналист, Джульетте Кьеза.

— Какие самые влиятельные фракции в Европарламенте сегодня?

— Из восьмисот депутатов парламента есть две равные политические группы, они расположены на двух противоположных флангах, это правые и левые, то есть левые – социал-демократы, правые – это народная партия, у них примерно по двести депутатов. В центре – третья по величине политическая группа либералов, у них восемьдесят с лишним депутатов. Дальше следует группа, в которой я работала – зеленые и регионалисты, сорок с лишним депутатов. Левые, их примерно столько же, и крайне правые. Есть депутаты, не входящие ни в одну группу.

Конечно же, разделение на левых и правых оно весьма условно. И как минимум нужно две оси, чтобы измерить позицию в партии. Одна – это экономические вопросы, вторая -это правозащитные проблемы. В нынешнем Европарламенте вопросы левого плана буксовали из-за того, что отклонялись инициативы, связанные с гарантиями для работающих, для женщин, инвалидов. Это традиционные вопросы левых, они не поддерживались правыми. Но в вопросах правозащитных у нас было большинство за счет либералов, потому что здесь традиционно либералы выступают последовательными правозащитниками.

Я думаю, что в условиях кризиса, новый состав Европейского Парламента будет таким, что в социальных вопросах левые и центристы смогут иметь большинство. Новый состав парламента будет решать вопросы, связанные с кризисом, характерным для Европы способом, то есть в пользу социальной Европы.

— Вы стали первым русскоязычным депутатом в Европарламенте и теперь кандидат в депутаты на будущий срок, как вы оцениваете свои шансы на победу? Кто ваш электорат?

— Неблагодарное дело оценивать результаты голосования, которое состоится через несколько дней. Есть много тех, кто голосует за нашу партию. Наш электорат – это думающие люди, живущие в Латвии. В основном те, кто не признает разделения нас на граждан и неграждан, на латышей и нелатышей. Это не обязательно русские люди, это могут быть и латыши. Среди наших сторонников как минимум пять процентов латышей. Это часто люди, имеющие смешанные семьи, не страдающие русофобией. Мой электорат – это нонконформисты, для которых важна своя культурная идентичность. Я как правозащитник представляю интересы тех, кто является дискриминируемым, в таком положении в целом находится русская община Латвии. Мы должны рассказать Европе о проблемах русской общины в Латвии, мы должны рассказать Латвии о том, что Европа может для нас сделать. Мы хотим хороших отношений между Европейским Союзом и Россией. И сейчас стратегическое партнерство Европейского Союза и России может стать путем выхода из кризиса. Все это заложено в нашу предвыборную программу. Мы говорим о том, что Европейский Союз – это не союз государств, это союз народов, это многоязычие, многообразие. И каждый представитель культуры, существующей на данной территории веками, должен иметь право на сохранение и развитие этой культуры.

— С какими лозунгами вы выступаете?

— Наши основные лозунги: «Каждому жителю Латвии права человека и социальные гарантии». «Каждой стране ЕС справедливую помощь в преодолении кризиса». «Каждому народу Европы право на использование родного языка и на получение образования на родном языке».

— Когда, по-вашему, в Европарламенте может появиться русскоязычная фракция? Нужно ли это сегодня?

— Фракции Европарламента строятся по другому принципу. По принципу политической принадлежности, а депутаты из разных политических групп могут объединяться в трансфракционные группы, лоббирующие конкретные интересы. В частности, в этом составе парламента я была вице-председателем группы по проблемам традиционных национальных меньшинств. Депутаты из разных стран, разных политических групп и правые, и левые работали в этой группе и подготовили резолюцию Европарламента по проблемам традиционных меньшинств. Мы и в дальнейшем будем лоббировать эти вопросы, потому что меньшинствам всегда очень тяжело бороться с большинством. Депутаты, говорящие на одном языке или избранные из одной страны объединены в парламенте в политические группы, но они могут иметь кардинально противоположные политические взгляды.

logo