6.10.2010

Великобритания-Россия: взаимоотношения двух стран на примере одной семьи

Шан Глесснер относится к тому типу романтичных европейцев, которые готовы поменять устроенный быт старой доброй Англии на приключения и перемены, так часто случающиеся в России. Ее бабушка гордилась своим русским происхождением. Ее внучка-журналистка — постоянно в поисках приключений. И за ними она отправилась в Россию. Об истории своей семьи Шан рассказала «Европульсу».

Твоя бабушка из России, ты сама владеешь русским языком, училась в Томске и Москве. Кем ты себя ощущаешь — русской или англичанкой?

Наверное, это можно описать фразой из названия фильма Никиты Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих»… А если серьезно, во мне есть и то, и другое, и я принимаю все это вместе. Я не могу себя представить как-то иначе. Я знаю, что в моем воспитании есть что-то эмигрантское, но есть и английского. Я этим наслаждалась всегда и наслаждаюсь сейчас.

У твоей семьи драматичная история?

Мой отец — англичанин, и вся его семья тоже. Он настолько англичанин, насколько английскими можно считать горсть орехов и хмель, выросший в его родном Кенте. Это замечательная часть страны. Бабушка со стороны моей матери — русская, а дедушка — наполовину чех, наполовину австриец. Он работал геологом в нефтяном секторе в 1930-х годах в СССР. В Москве он встретил мою бабушку, они поженились. На медовый месяц они поехали в Европу, чтобы познакомить невесту с австрийской семьей. Но в историю вмешалась Вторая мировая война. Дом семьи моего деда был полностью разрушен и, в конце концов, вместе с моей бабушкой они переехали… в Австралию. Бабушка всегда гордилась тем, что она русская, скорее даже тем, что она родом из СССР. Она гордится еще и тем, что не бежала из родной страны по собственному желанию. Она никогда не отрицала то, что она русская, чтобы ни говорил ее паспорт.

Целые орды австралийцев оставили зеленый континент в 1960-х для того, чтобы переехать в Великобританию. И моя мама была одна из них. В Англии она встретила моего отца, они поженились. Вот и конец той истории, а я — ее продолжение.

Когда ты произнесла свое первое слово по-русски?

Мне было 4 или 5 лет. И мне кажется, это было слово «ёж», потом «окно», и короткий диалог о спутниках:

— Спутник- это что?

-Спутник. Это и есть спутник.

-Да? Ура!

Что ты почувствовала во время своего первого визита в Россию? Что поразило тебя?

Моя первая поездка получилась какой-то беспорядочной. Это было в 1985 или 1986, потом ябыла здесь в 1988-м, 1989-м, и снова, и снова…Я помню гостиницу «Россия», с длинными-предлинными коридорами. Йогурт, спелые абрикосы и вид на Москву на завтрак. Помню пыль и бензиновый запах в аэропорту Шереметьево. И когда я встретилась с моими русскими родственниками, я запомнила их безграничное тепло и хлебосольство. Я хорошо помню брата моей бабушки, ветерана войны, который учил меня считать по-русски. Его жена наблюдала за нами детьми, когда мы играли во дворе. Я помню соседку, которая комментировала появление нового ребенка словами: «Одна из нас, вернувшаяся издалека». Москва казалась огромной. Впечатляющей. Горячей и пыльной, но нежной. Я помню неописуемую давку, возникающую всякий раз, когда люди пытались попасть в автобус. Позже, когда меня взяли на дачу, я узнала что такое тарзанка, шашлык, долгие прогулки, ягоды и огурцы.

Это так важно иметь возможность вот так запросто общаться. У меня бы никогда не получилось ничего подобного с родственниками со стороны моего деда, с англичанами. Но здесь это было возможно. Россия постепенно менялась, и мне удалось посмотреть на это через историю моей собственной семьи.

Есть ли что-то общее между нашими странами?

На первый взгляд, наши страны диаметрально противоположны во всех отношениях. Начиная от их географического положения, и заканчивая их противоречивой внешней политикой в отношении друг друга на протяжении столетий. Но прямота ценится в обеих культурах. И пироги –главное блюдо на наших кухнях. У британцев и русских похожие плохие привычки: мы любим есть много жирной пищи и пить алкоголь для поднятия настроения. В сфере политике обе страны, конечно, заинтересованы в том, чтобы противостоять наркотикам и терроризму. И в Британии, и в России правительство и люди слишком хорошо знают, что такое — жить под угрозой террористических атак.

Отношения между нашими странами всегда были непростыми. Как ты думаешь, в чем причина, и есть ли способ их изменить?

Они стали непростыми тогда, когда Россия начала расширять свои границы, за счет протектората и вассальных государств во времена Екатерины Великой. Британия почувствовала угрозу своим интересам. Сыграло свою роль и монголо-татарское иго. Это помешало стране развиваться и взаимодействовать с Европой. В путевых заметках того времени (русских заграницей и британцев в России) можно заметить, что к русским относятся с подозрением, а сами они чувствуют себя ущемлено, по сравнению с другими европейцами.

Это можно изменить посредством двухсторонних соглашений, совместных проектов, развитием культурного, образовательного и бизнес взаимодействия.

Если говорить о том, как представлена русская культура в Британии и британская в России, что выглядит лучше и полнее?

Русская культура в Великобритании зачастую ограничена театром и изобразительным искусством. Некоторые люди знают, кто такой Касперский. У нас очень широко используются антивирусные программы этого русского бренда.

Насчет английской культуры в России объективно судить не могу. Но у меня есть ощущение, что это как-то связано с традиционным образом английского джентльмена, Королевой, и твердым фунтом, в котором приятно получать зарплату.

Что тебя привлекает в России?

Все, что связано с местом. Здесь все постоянно меняется и очень быстро. Мне кажется, как только я приближаюсь к пониманию происходящего, все снова меняется. Мне нравится то, насколько профессиональны люди, работающие здесь, как усердно они трудятся. Эта интенсивность проявляется и в работе, и в отдыхе. Я люблю театр и культуру, квас и пирожки с капустой, поля и степи ближе к Центральной Азии, плов и юрты. Факт, что в России есть так много мест, которые стоит увидеть европейцу. Я надеюсь полюбоваться горячими источниками Камчатки и поехать за Полярный круг.

Искренне ваша, Шан Глесснер.

logo