3.10.2016

«Я был удивлен, насколько эмоционально люди подходят к работе»

Альдо Биски, специалист в области математического моделирования энергетических систем, больше полугода живет в Москве и преподает в Сколковском институте науки и технологий после успешной карьеры в родной Италии, Норвегии и Великобритании. Ученый рассказал Европульсу о своей науке и впечатлениях от России.


О ЖИЗНИ И ЛЮДЯХ В РОССИИ

У вас весьма богатый опыт работы в разных университетах: в Италии, Норвегии, Англии. Как вы решились приехать работать в Россию?

Мне кажется, что у России огромный потенциал в развитии экономики и технологий. Россия открыта для инвестиций в комплексном, долгосрочном аспекте. К тому же меня всегда манила Россия, ее история и культура. Ну и Сколтех – это действительно хорошая возможность в профессиональном плане.

Как ваши родные отреагировали на ваш отъезд?

Скажем так, многие не очень обрадовались, потому что это далеко, да и отношения между Европой и Россией сейчас не лучшие. Но некоторые отнеслись к этому очень позитивно, особенно те, кто раньше имел дело с Россией. Но вот для моей мамы важно было то, что я снова уезжаю из Италии, неважно куда.

Когда вы рассказываете друзьям о вашей нынешней жизни, о чем вас спрашивают?

Те, кого больше интересует моя работа, спрашивают про условия труда и бизнес-перспективы, потому что в Италии есть представление, что Россия – это страна больших возможностей. Другие мои друзья, которым больше интересна культура, спрашивают о тех вещах, которые они почерпнули из российских книг. А еще – действительно ли люди в России знают Адриано Челентано.

Вы смогли наконец побывать в тех местах, о которых вы читали?

На самом деле, свободного времени у меня не так много, каждый месяц-полтора я стараюсь вырваться на выходные к родным в Италию.  Но люблю исследовать Москву, те места, с которыми я пока не знаком. Мне очень понравился дом Пушкина на Арбате. И после того, как я однажды прошелся по местам, описанным в романе Булгакова «Мастер и Маргарита», я постоянно привожу туда своих друзей из Италии, которые приезжают погостить.

Изменились ли ваши представления о России после приезда?

Конечно. Из положительных впечатлений: люди в России очень дружелюбные. Я ожидал, что в такой холодной стране и люди будут холодные, но на самом деле все очень хорошо ко мне относятся. Россиянам интересно со мной поговорить, и они очень радуются, когда узнают, что я из Италии. Из негативных моментов я бы отметил очень сильное загрязнение. Я жил в Скандинавии, и после их отношения к природе мне кажется, что Москве есть куда расти. Переработка и раздельный сбор отходов, стандарты выхлопов для машин и так далее.


О НАУКЕ

Как ваша работа влияет на жизнь обычных людей?

Математика не так абстрактна, как некоторые думают. Конкретно наша группа ищет оптимальные решения для систем энергопотребления домохозяйств. Как правило, люди воспринимают газ, отопление и электроэнергию раздельно, даже платят за них по отдельности. Мы же изучаем, как можно объединить эти три «энергетических вектора», чтобы они стали более эффективными и наносили меньший ущерб окружающей среде.

Какова ваша роль в этом процессе?

Я формулирую проблему как математическую задачу, а потом мы с коллегами, тоже математиками, ищем оптимальные решения с точки зрения эффективности генераторов.

Иногда я работаю «ближе» к теоретикам, а иногда – к практикам, в зависимости от проектов и конкретных задач. Мне кажется, важно быть гибким, и хорошо, когда есть возможность посмотреть на свою работу с точки зрения другого специалиста: понимаешь, как твои теоретические предложения могут быть воплощены, есть ли в них смысл или же они так и останутся теорией.

Есть свои национальные особенности в зависимости от того, где вы работаете?

Везде есть свои сильные и слабые стороны. Например, Италия – это индустриальная страна, поэтому там очень хорошо налажены связи между экономикой и наукой. При этом у нас фундаментальное образование, и мне кажется, в этом мы с Россией похожи. В Норвегии я обратил внимание, что там институты занимаются более общими проблемами и меньше думают о практическом применении: на мой взгляд, это позитивно. Вот в моей стране сейчас не лучшие времена для университетских исследований фундаментального характера.

А в Великобритании очень сильно развита предпринимательская культура: это типичный англосаксонский подход. И, на мой взгляд, идеальная модель университета должна включать в себя все эти черты.


О РАЗНООБРАЗИИ

Вы ведь не только о Москве уже составили впечатление?

Да, я успел побывать в Санкт-Петербурге и Иркутске. Кстати, в Санкт-Петербурге иногда мне казалось, что я в родной Италии – архитектура в центре очень похожа на то, как устроены многие города в моей стране. Москва же более многокультурная. А с Иркутском у меня получился особый опыт: мне было очень интересно посмотреть на один из наукоградов, основанных еще в 60-е годы прошлого века. И я чувствовал, что в какой-то период там творилась история. Когда я был ребенком, я мечтал полететь в космос, и в то время настоящие полеты готовились в таких городках. А еще мне показалось, что люди там спокойнее, чем в Москве.

В Москве люди нервничают?

Я был удивлен, насколько эмоционально люди в России подходят к работе.

Это забавно слышать от итальянца.

Я знаю! Но когда мы работаем, мы ведем себя более сдержанно. Например, во время обсуждения на семинарах порой кажется, что некоторые просто приходят в ярость. Но когда дискуссия заканчивается, они ведут себя как ни в чем не бывало – не обижены и не расстроены. Это просто такой стиль общения. Когда они не согласны с какими-то доводами, они доказывают свою точку зрения очень эмоционально – вот и все.

А в отношении повседневной жизни?

По крайней мере, мне нравится еда. Конечно, мне больше по душе итальянская кухня, но здесь есть своя кулинарная культура, и я это очень ценю. Правда, в Сибири я открыл для себя не самую приятную особенность. В России не принято пить воду. В обед всегда пьют чай или сок, и это здорово. Однако в Сколтехе всегда предлагают еще и воду. Наверное, потому что там международная среда. Обычно за обедом я пью воду, иногда вино, а вот в Иркутске мне не хватало воды. Опять чай? Нет, только не сейчас!



Смотрите также:

Европейцы в России: Кристиан Лоренцини, итальянский шеф-повар в Москве



logo