19.11.2009

Журналистская пастораль от Люка Хардинга, шефа российского бюро газеты «The Guardian»

Люк Хардинг уже несколько лет работает корреспондентом британской газеты the Guardian в Москве. До этого он не был в России, и вообще попал сюда по воле случая. В Москве, пройдя через огонь, воду и медные трубы, он нашел себе подходящее жилье для британского репортера – деревянный домик с небольшим садом в самом центре города. О трудовых буднях и особенностях журналистской работы в России Люк рассказал «Европульсу».

Люк расскажите, как вы стали журналистом?

− Я учился в Оксфорде на факультете английской литературы. И редактировал нашу университетскую газету, писал забавные истории о студентах, сплетни в основном. Некоторые из этих людей стали большими шишками, очень забавно теперь об этом вспоминать.

Трудно учиться в Оксфорде?

− Да нет, это также как учиться в МГУ.

Как вы попали на работу в Россию?

− Есть две категории международных журналистов. Те, которые учились в русском университете и всегда занимались русским языком, и те, с кем это случайно произошло. Я отношусь как раз ко второй категории. Я работал в берлинской редакции, а когда наш московский корреспондент уволился, то шеф отправил меня в Москву. До этого я никогда не был здесь, и меня поразили этот «греческий» язык, эти огромные машины, разъезжающие по Новому Арбату…Удивительно!

Вы много знали о России, когда приехали сюда работать?

− У меня есть гениальный помощник Рубен, он не только историк, но и часть русской истории. Он сын героя Второй Мировой войны, его отце вырос в доме Сталина и был другом его сына. У Рубена фантастическое понимание русской истории. Это мне очень помогает.

Расскажите о своем первом успехе в России?

− Пожалуй, это случилось в начале этого года. Я писал статью про Александра Лебедева, который купил газету Evening Standart. Нам заранее сказали, что переговоры якобы провалились. С Лебедевым у нас состоялся обед в бистро, перед ним стояла тарелка пасты с омарами. Я спросил его, почему все-таки покупка газеты провалилась? На что он ответил мне, что купит ее в четверг. Это была большая история и большой успех. Для британской аудитории – это целое событие, что русский бизнесмен купил старейшую газету всего за один фунт.

Сложно ли работать иностранным корреспондентом в России?

− До России я работал в Берлине, в Дели, также был в Афганистане и Грузии. И я думаю, что Россия самое сложное место из тех, где я когда-либо бывал. Ни для кого не будет секретом, что западные журналисты не очень популярны в России, потому что часто высказываются отрицательно в адрес российской политики. Считается, что мы участвуем в информационных войнах против России, причастны к международному шпионажу. Отношения между Британией и Россией последние несколько лет очень не простые. Писать о политике в России тяжело еще и потому, что ты никогда не получишь определенного ответа на свой вопрос.

на крыльце у дома

А вы знаете, что происходит в Великобритании?

− Да, потому что нам доступно больше информации, власть прессы реальна, работают независимые организации, министры ведут дневники. Когда в России политики выступают с речью, мы понимаем о чем она, но не знаем их мотивации.

Что помогает вам делать интересные материалы?

− Мне нравится, когда я покидаю офис и встречаюсь с живыми людьми. А еще путешествия. В этом году я был в Таджикистане и у афганской границы, летал в Хабаровск, на лодке переправлялся по Амуру на китайский рынок, который называют Фуянь. Там я увидел необычные отношения между Дальним Востоком и европейской частью страны. Когда я вернулся, то быстро написал материал. У меня было главное: история и картинка. Лучше всего, когда ты можешь путешествовать и встречаться с людьми, а не сидеть в московском офисе.

Вы с семьей живете в деревянном домике в центре Москвы, даже для москвича сегодня это экзотика, как вам удалось его найти?

Этот домик в «Поселке художников» нам помогли найти друзья, но этому предшествовала целая серия приключений. Сначала мы жили в хрущёвке площадью 55 квадратных метров. Дети долго привыкали к смене часовых поясов, а соседи каждую ночь долбили в потолок отбойным молотком. Потом мы переехали в квартиру на Войковской, но нам там показалось неспокойно. В итоге удалось найти это тихое место в центре Москвы. Душа здесь отдыхает, этакая современная пастораль, хотя уже за углом строители расширяют Ленинградский проспект.

Вы часто переезжаете с места на место, как к этому относятся члены вашей семьи?

− Я люблю путешествовать, думаю, моя семья разделяет мою любовь к перемене мест. У нас удивительные возможности. Мы можем смотреть на страны с разных точек зрения, видеть не только плохое, но и хорошее. В России мы видели Наполеона на коне во время реконструкции Бородинского сражения, наши дети объедались медом на ярмарке в Царицыно, моя жена побывала почти во всех московских музеях. И такие праздники в семье случаются довольно часто.

The Guardian

logo