18.02.2019

Практика вместо каникул: личный опыт студентки Erasmus+

В два летних месяца каникул у студентов появляется ценная возможность применить свои знания на практике и понять, какие навыки дала учеба, а какие еще надо подтянуть. О своем опыте успешной летней стажировки «Европульсу» рассказала студентка магистерской программы MAIA по работе с медицинскими изображениями Дарья Зотова.

В некоторых магистерских программах Erasmus+ стажировка является обязательной частью обучения, но, как правило, студентам нужно самостоятельно найти место для летней практики.

Когда Дарья поступила в магистратуру по программе Erasmus+, у нее за плечами уже был диплом специалиста по инженерному делу в медико-биологической практике МАИ и работа по специальности в крупной компании.

— Я начала работать на последнем курсе и через четыре года работы поняла, что хочется немного сменить сферу деятельности и больше разобраться в «софте», — рассказывает она. – Работа с медицинскими изображениями – это очень бурно развивающаяся отрасль. Во-первых, совершенствуются способы получения таких изображений – компьютерная и магнитно-резонансная томографии. Во-вторых, развиваются возможности их расшифровки. Программы и методы машинной обработки изображений постоянно улучшаются, а значит, уменьшается вероятность врачебной ошибки. Поэтому программа по медицинской визуализации MAIA, где как раз изучают методы обработки изображений, показалась мне очень подходящей.

Поиски летней практики – с чего начать?

— Целых два месяца летнего отдыха для меня – это слишком. К тому же во время напряженной учебы во многое не успеваешь вникнуть как следует, гораздо эффективнее это делать «в рабочем режиме».

14 из 23 одногруппников Дарьи тоже устроились на стажировку на лето после первого курса — практически все, кто хотел.

Поиски практики Дарья начала заранее — во время второго семестра, в феврале.

— Оказалось, что во многих компаниях практикантов на лето выбирают очень загодя – уже в феврале мне пришло немало отказов, потому что компании успели закрыть вакансии стажеров.

У каждой программы магистратуры Erasmus+ есть партнеры – университеты, исследовательские институты и компании. Там уже знают студентов и программу, поэтому имеет смысл начать с них.

— Первым делом в лабораторию или компанию, где вы бы хотели проходить практику, нужно отправить письмо. Кратко рассказать, кто вы и откуда, что умеете и чем примерно хотите заняться на практике. Обязательно прикрепите свое резюме – часто отбор идет именно на его основе, особенно в компаниях.

На всякий случай я подала больше 20 заявлений. Это оказалось правильным. Мне пришло 4 положительных ответа: из Грацкого технического университета, из двух немецких университетов — Гайдельберга и Ольденбурга — и из Нидерландского института нейронаук (NIN). Я выбрала тот, который мне больше всего подходил, – Грацский технический университет.

Процесс отбора кандидата на стажировку

В компаниях и научных институтах есть свои нюансы в выборе кандидатов.

— «По резюме» в компаниях большая конкуренция: мне несколько раз приходили отказы именно по итогам отбора по резюме. Крупные компании хотя видеть соответствующий опыт вне рамок учебы, которого у меня не было. В нашей сфере важен опыт программирования: необходимо указать уровень владения каждым языком программирования, какими именно пакетами владеешь, дать ссылки на соответствующие проекты (например, на свой профиль на вэб-сервисе хостинга и совместных разработок IT-проектов Github).

Некоторые компании устраивают техническое интервью: кандидата спрашивают, какими навыками он владеет и сможет ли решать конкретные задачи.  А особенно крупные компании даже предлагают выполнить тестовое задание.

— Мой одногруппник прошел на стажировку в Google – в процессе отбора ему надо было выполнять тестовые задания и писать код, прежде чем его официально приняли на практику.

Но в компании устроилось не так много одногруппников Дарьи. Еще две студентки проходили практику в нидерландской компании ScreenPoint Medical и занимались машинным обучением, работая с маммограммами. Эта компания входит в список партнеров магистерской программы.

— Еще я столкнулась с тем, что компании хотят брать стажера минимум на 3 месяца, а каникулы у нас длятся только два – в июле и августе.

В основном ребята из группы Дарьи стажировались именно в европейских университетах: в Германии, в Рурском университете Бохума; в Великобритании, в Королевском колледже Лондона; во Франции. Один одногруппник даже уехал на лето в США, в Университет Дьюка.

— В исследовательских институтах и университетах многое зависит от того, какие там идут исследования в данный момент, насколько ваши навыки там пригодятся и насколько вам нужен тот опыт, который там можно получить. Поэтому прежде чем подавать заявление, стоит почитать, чем занимается конкретная лаборатория или научная группа. Интервью с будущим руководителем – почти обязательный этап. На нем в основном спрашивают о мотивации кандидата и о том, что он хочет от практики, а технических вопросов практически не задают.

«Я хотела попасть на стажировку, чтобы прорепетировать свое будущее»

Летние стажировки дают возможность найти научного руководителя и тему исследования, которое все студенты магистерских программ Erasmus+ должны выполнить за последний семестр обучения.

— Я хотела попасть на стажировку, чтобы «прорепетировать» свое будущее – посмотреть, интересно ли мне будет продолжать научную деятельность. Поэтому я очень обрадовалась, когда меня взяли в Грацский технический университет.

Исследование, к которому Дарья присоединилась, было посвящено обработке изображений сердца, полученных с помощью магнитно-резонансной томографии. Она работала со множеством изображений, размеченных вручную – где какой отдел сердца находится. А еще – с нейросетью, которая должна была сама определять эти отделы на новых изображениях и собирать из них объемную модель сердца пациента.

До этого, на учебе, Дарья больше занималась теорией: изучала работу нейросетей и разные языки программирования, особенности медицинских изображений. На практике ей удалось применить эти знания.

— Передо мной стояли две задачи: во-первых, улучшить точность алгоритма. А во-вторых, научить нейросеть «видеть» изображения сердца, сделанные в другой клинике и на другом оборудовании – до сих пор у нее это получалось плохо.

Обычно мой день начинался с того, что я приходила в лабораторию, проверяла предыдущие результаты, что-то меняла в коде – и запускала компьютер снова обсчитывать модель. Если процесс занимал действительно много времени, я садилась изучать онлайн-курсы, которые мне удалось найти еще во время семестра.

Как проходила стажировка

Непосредственным начальником Дарьи стал студент программы докторантуры, занимавшийся исследованием, к которому она подключилась на 2 месяца. Раз в неделю вся их небольшая группа (помимо студента туда входил еще начальник лаборатории и несколько магистрантов) собиралась и обсуждала результаты и ближайшие планы.

— Очень приятно, что в Европе понимают, что практикант – это по сути студент. Непосильных задач никогда не ставят, но и «на произвол судьбы» не бросают. В какой-то момент мое исследование стало превращаться в рутину. Мне повезло, что вокруг были люди, которые помогали мне не упускать из вида общую картину.

В конце стажировки Дарья сделала презентацию о своих успехах. Ей удалось действительно улучшить код, но изображения из другой клиники нейросеть до сих пор распознавала хуже – на то, чтобы ее обучить, потребуется больше времени и больше данных.

— Теперь я представляю, что собой представляет докторантура, и я поняла, что хочу продолжить свои исследования именно в этом качестве.

Побочный бонус

— До стажировки я провела один семестр во Франции и один в Италии. Мне хотелось пожить в новой стране – немецкоговорящей, потому что я учила немецкий – и сравнительно южной. Так что расположенный в Австрии университет мне подходил идеально.

С языком случались забавные истории. В Австрии некоторые слова отличаются по значению от классических немецких. Например, однажды моя знакомая, тоже привыкшая к «северному» немецкому, попросила в магазине «тюте» (tüte) — пакет. Продавец странно на нее посмотрел, а когда она рассказывала эту историю, австрийцы покатывались со смеху. Оказывается, в Австрии «тюте» — это вафельный рожок от мороженого. А вслушайтесь, как «по-райски» звучит слово paradeiser, когда в классическом немецком это просто tomaten, «помидоры»!

logo