18.05.2017

«Доверие и чувство локтя – основа счастья в Дании»: посол Дании в России Томас Винклер

Если кто и знает, как получать максимум удовольствия от жизни, то это датчане, создатели философии простых радостей «хюгге». Посол Дании в России Томас Винклер рассказал «Европульсу» о секретах датского счастья, о том, почему в Дании нет коррупции, и как Дания оставила след в истории России.


Чего вам как датчанину не хватает в Москве?

— Датчане привыкли, что живут рядом с океаном. В любой точке нашей страны до побережья не больше тридцати, максимум пятидесяти километров. Не каждый день тоскуешь по близости моря, но когда из Москвы ты приезжаешь в Копенгаген – или Санкт-Петербург, или в другой приморский город, – понимаешь, что тебе не хватало морского воздуха.

В России я живу три с половиной года и останусь еще как минимум до сентября 2018 года. Я часто езжу в Копенгаген – там живет моя семья, жена и дети. Я не скучаю по Дании как таковой, у меня слишком плотное расписание для этого.



С чего началось ваше знакомство с Россией?

— Впервые меня отправили работать в Москву в октябре 1990 года, предпоследнего года Советского союза. Это была моя первая заграничная поездка в качестве молодого дипломата. Для меня это было приключение. Я выбрал Москву не потому, что был большим специалистом по России, я ничего не знал ни об СССР, ни о Москве, я не разговаривал по-русски. Но в то время очень немногие хотели ехать в Россию, и я решил, что для меня это может быть интересной возможностью.

У меня сохранилось много сувениров из той поездки – матрешки, самовары… Я очень люблю книги, и в Москве их приятно покупать. В 1990-м мы часто ходили за книгами на Измайловский рынок.

На фото: матрешки, собранные Томасом Винклером, в его кабинете в посольстве в Москве


«ОЧЕНЬ ДАТСКАЯ ЧЕРТА – ДОВЕРИЕ»


Дания стабильно занимает высшие строчки различных рейтингов счастья. В чем секрет?

— Во-первых, не надо забывать об экономической составляющей. Дания очень богатая страна, и что бы ни говорили философы, быть счастливым, когда ты богат, чуточку проще. Не надо постоянно думать, как прокормиться, обогреться, одеться. По крайней мере, сегодня очень немного людей в Дании действительно вынуждены об этом беспокоиться.

Еще один очень важный элемент – это свобода. Я бы никогда не назвал Данию полностью свободной в капиталистическом понимании – мы социал-демократы, в нашей стране много разных правил и предписаний. Но у каждого датчанина есть уверенность, что он волен сделать выбор. Эта возможность выбора делает человека более счастливым.

Наконец, важная и, наверное, очень датская черта – это доверие. Доверие между людьми и к людям, между правительством и народом, между местными властями и жителями. Я уверен, что это доверие и чувство локтя – это основа счастья в Дании.


А как насчет философии хюгге, умения наслаждаться простыми радостями?

— Хюгге – это, конечно, очень яркий символ, но не основа датского счастья. Это отражение того самого доверия. Вы собираетесь с близкими людьми, в очень неформальной обстановке. Вам не нужны для этого приглашения и вечерние наряды. Вы просто проводите вечер в приятной компании за интересным разговором.

В России есть нечто похожее – ваши посиделки на кухне. Там вы тоже собираетесь только с теми, кому доверяете и с кем чувствуете себя комфортно.

Фото: Jonas Smith. В порту Копенгагена


Датские праздники, будь то День конституции или просто день рождения, всегда сопровождаются государственными флагами. Почему флаг для вас так важен?

— Во-первых, мы считаем красивым наш флаг, Даннеброг, и это символ счастья. Когда в датской школе поздравляют именинника, классную комнату обязательно украшают флагами. Мне было очень приятно, когда еще совсем молодым я возвращался из заграничных поездок, а в аэропорту меня встречали родственники с флагом. Сразу такое чувство, что ты вернулся домой.

Во-вторых, это традиция. Датский флаг – один из самых древних, мы используем его с начала XIII века. Это своего рода подтверждение, что Дания существовала всегда.

А некоторые скажут, что причина в легенде о возникновении нашего флага. Говорят, Даннеброг спустился с неба во время битвы датчан-христиан с эстами-язычниками. И это напоминает нам, что даже если ты слабее соперников (а датчане часто так себя воспринимают, потому что наша страна все-таки очень небольшая), ты все равно можешь победить.

Фото: Gunnar Ries zwo / Flickr


Еще одна визитная карточка Дании – это королевская семья. Часто ли датчане говорят о своих монархах?

— Я уверен, что многие датчане любят обсудить, что происходит в королевской семье. Это, конечно, не основной предмет разговора в датских семьях, но мы гордимся своими корнями, и королевская семья – это яркий образ.

При этом Ее Величество королева Маргрете II живет как обычный человек. В социальных сетях ее неформальных фотографий чуть ли не больше, чем официальных портретов. Я думаю, только в Дании особы голубых кровей могут быть так любимы, и при этом держаться так непринужденно.

Фото: Varde-Kommune. Королева Дании Маргрете II


Вы говорили о доверии в датском обществе. Одно из его проявлений – отсутствие коррупции (Дания не один год занимает первое место в рейтинге Transparency International). Как Дании удалось достигнуть таких результатов?

— Когда-то Дания была больше, чем сейчас, но после войны с Пруссией 1864 года все мечты о грандиозной империи разбились в пух и прах. Тогда мы вдруг осознали, что нас — всего несколько миллионов, мы живем только на этой небольшой территории в Европе. И вместо того, чтобы направлять свои амбиции на расширение границ, мы направили их внутрь, на создание лучших условий жизни для себя.

Еще один момент – это равенство. Я не говорю, что в Дании все равны, так не бывает. Но у нас очень близкие к равным возможности – в образовании, в работе. С 1864 года мы строим гармоничное общество. В какой-то момент, мне кажется, мы поняли, что без доверия гармонии не получится. Отсюда вытекает и идея, что коррупция – неправильный общественный механизм. Коррупция – это всегда обман.


Как считаете, возможно ли выстроить доверие в такой огромной стране, как Россия?

— Я думаю, да. Хотя, конечно, доверие всех ко всем гораздо естественнее для маленькой страны, вроде Дании.

Но для этого обязательно нужны сильные гражданские институты, не только на национальном, но и на местном уровне. В Дании тоже иногда бывают случаи коррупции, превышения полномочий, сговоров. Но они очень быстро пресекаются соответствующими органами.

В Дании очень сильный и независимый суд. Он, не колеблясь, может сказать исполнительной (да и законодательной) власти «нет», если их решения противоречат закону.


«РАБОТНИКИ ПОСОЛЬСТВА ПРИЕЗЖАЮТ НА РАБОТУ КАЖДЫЙ ДЕНЬ НА ВЕЛОСИПЕДЕ»


Правда ли, что Копенгагене короли дороги – это велосипедисты?

— Определенно. Если водитель хоть близко подъедет к велосипедисту, он точно попал в переплет. Его тут же окружат другие велосипедисты и объяснят, что так делать нехорошо. Недавно в Копенгагене велосипедов стало больше, чем машин. Для меня это один из сильных образов нашего города и других крупных городов Дании – тысячи велосипедистов едут утром на работу.

Я сам много лет ездил на велосипеде. Это довольно трудно в Москве, так что здесь я предпочитаю автомобиль. Но некоторые работники посольства приезжают на работу каждый день на велосипеде.

Вообще кататься на велосипеде – это обязательное умение для датчанина, я не знаю никого, кто не умел бы держаться в седле. Плюс, если ты веришь в велосипед как удобное средство передвижения, тебя не останавливает плохая погода. У нас есть специальная одежда, плащи. Когда я работал в Стокгольме, я без проблем ездил на велосипеде в -10°С. Наши коллеги из американского посольства говорили, что если тебе вдруг стало все равно, по какой погоде ехать на велосипеде, значит, ты был в Дании слишком долго.

Фото: B Dorte / Flickr


Если вы не катаетесь по Москве на велосипеде, как проводите свободное время?

— Одно из моих любимых хобби – собирать ЛЕГО. Неудивительно, что его придумал датский плотник, чтобы скрасить долгие зимние вечера. Возьмите неприятную погоду в Дании, которая заставляет нас много времени проводить в помещении. Добавьте к этому единственный ресурс, которым мы располагаем – наши мозги и руки – и вы поймете, почему ЛЕГО появилось в Дании.

Моя жена сказала бы, что еще одно мое хобби – собирать российские сувениры. Например, у меня есть матрешки, изображающие космонавтов.


«Я БЫЛ ВТОРЫМ ДАТЧАНИНОМ ЗА 275 ЛЕТ, КТО СТУПИЛ НА ЭТОТ ОСТРОВ»


Вы участвовали в разработке международной концепции развития Арктики. Откуда такой интерес?

— Частично это тоже было совпадение, как и мой первый визит в Россию. Я работал в юридическом департаменте датского министерства иностранных дел, когда наше начальство решило, что мы должны усилить работу по арктическому направлению. Это было в 2007 году, когда российская экспедиция во главе с Артуром Чилингаровым установила российский флаг на дне Северного Ледовитого океана в точке Северного полюса. И это вызвало легкую панику в остальных арктических державах, в том числе в Дании.

По многим причинам этот вопрос был передан в юридический департамент. В результате мы были одними из авторов Илулиссатской декларации о сотрудничестве пяти арктических держав, которая была принята в том числе в России.

В сентябре прошлого года я участвовал в открытии нового памятника на острове Беринга на Камчатке, статуи Витуса Беринга, датчанина и офицера русского флота — это первая статуя, которая показывает, как выглядел Беринг на самом деле.

Дело в том, что у нас не сохранилось его прижизненных изображений, а все известные портреты показывают на самом деле его дядю. Но благодаря совместным усилиям Дании и тогда еще Советского союза экспертам удалось реконструировать его облик по останкам.

На фото: памятник Витусу Берингу на острове Беринга


Как вы оказались на Камчатке – это же так далеко?

— Витус Беринг – часть датской истории, и мы, конечно, всегда знали об этой связи. Но на самом деле я оказался на Камчатке не только из-за новой статуи. Один датский актер настоял на том, чтобы поставить пьесу про Беринга на острове Беринга, и попросил посольство о поддержке. Мы ему, конечно, помогли, но не просто так (смеется – Ред.). Мы настояли, чтобы он взял нас с собой. Так я оказался на Камчатке, а затем и на острове Беринга. Я был вторым датчанином за 275 лет, кто ступил на этот остров. Не каждый посол может похвастаться чем-то подобным.


Какие ваши самые яркие впечатления от России?

— На самом деле «Россий» много – это главная мысль, которую я доношу до своего руководства в Копенгагене. Москва совсем не похожа на Санкт-Петербург, хотя и тот, и другой город – столицы.

Помимо поездки на остров Беринга у меня был еще один уникальный опыт в России. В 2015 году на МКС отправился первый датский космонавт Андреас Энеуолль Могенсен, и я встречался с ним и другими космонавтами, а также присутствовал на запуске ракеты. Космонавты очень спокойные и собранные, они производят впечатление. Запуск ракеты тоже был незабываемым, а какая работа стоит за этим!



Материалы по теме:

Что такое Дания? Видео



logo