Евротренд

Новый дом для рыси и сотворение болот: как в Европе компенсируют природе нанесенный человечеством вред

Природа — хрупкая и сложная система, которая постоянно находится в поиске равновесия. Чтобы помочь ей найти это равновесие в XXI веке, европейские ученые и практики природоохранной сферы спасают исчезающих животных, восстанавливают нарушенную карьерами природу и справляются с последствиями глобального потепления в городах.

Новый дом для рыси в Германии

Пфальцский лес на юго-западе Германии на сегодняшний день — самый большой связный лесной массив Германии – он занимает больше 1,7 тысячи квадратных километров (а вместе с французской частью леса — около 8 тысяч). Это достаточно большая территория, чтобы там себя комфортно чувствовали разные звери, от зайцев и рябчиков до благородных оленей и косуль. А где есть такое разнообразие дичи, должны быть и крупные хищники, выполняющие функцию санитаров леса.

В давние времена на этих территориях «санитарами» были евразийские рыси — одни из древнейших кошачьих на планете. Но к XVIII веку в Пфальском лесу их полностью истребили охотники.

В 2015 году решили евразийскую рысь в Пфальский лес вернуть. Специалисты проекта Luchs Pfälzerwald за пять с половиной лет помогли «переехать» в новый дом 20 рысей — 12 из Швейцарии и 8 из Словакии. Зверям новое место пришлось по вкусу — к концу проекта у переселенцев родилось уже 18 котят (обычно у мамы-рыси появляется по 2–3  детеныша). А сами рыси, повинуясь территориальному инстинкту, расселились по всему лесному массиву, перейдя не только горы и овраги, но и государственную границу с Францией. Дело в том, что в отличие от, например, львов, рыси живут поодиночке, и на каждую особь приходится территория от 50 до 400 квадратных километров. Некоторые детеныши появились на свет уже во французских Вогезах.

Но проект переселения рыси в Германию — это больше, чем физическое перемещение животных в новый дом. Чтобы звери стали полноценной частью экосистемы, требуется серьезная подготовка.

Чтобы отслеживать активность и поведение рысей, каждую из них чипировали и снабдили GPS-трекером, а окружающий лес — фотоловушками. Так что сначала за поведением рыси смогли следить ученые, а теперь этим занимаются лесничие.

А следить есть за чем. В природе до взрослого возраста, как правило, доживает один рысенок из помета. Детеныши и молодые рыси часто погибают из-за юношеского максимализма, приводящего к травмам. Матери принимают такой порядок вещей и, как правило, вкладываются в воспитание только самого перспективного отпрыска, поэтому нередки случаи сиротства. В природе так работает естественный отбор, ученые решили дать второй шанс юным сорвиголовам.

Вместе с рысями в Пфальском лесу появилась специальная биостанция с двумя отделениями. В первом раненым рысям оказывают медицинскую помощь. Во втором выхаживают осиротевших котят.

Чуть ли не с еще большей тщательностью организаторы проекта подошли к работе с людьми. Еще до его старта в Германии и Франции организовали так называемый Рысий парламент (Lynx parliament). Он объединил всех местных жителей, чьи интересы как-то затрагивало появление крупного хищника, — от фермеров и местных управленцев до автомобилистов и школьных преподавателей. Этот парламент стал площадкой, где местные жители озвучивали свои страхи и опасения, связанные с возвращением рыси, и вместе с организаторами проекта и другими заинтересованными сторонами искали решения.

В результате, например, федеральная земля Рейнланд-Пфальц организовала фонд, который возмещает фермеру 100% стоимости овцы или козы, если та стала жертвой рыси. Еще фонд также оплачивает по запросу фермера установку «противорысевых укреплений», чтобы животные не могли пробраться к скоту.

Многие местные жители, познакомившись с рысями и их ролью в экосистеме, стали волонтерами. Самая востребованная помощь — дополнительное наблюдение за хищниками. Туристы, отправляющиеся в Пфальский лес, фотографируют следы рыси или отмечают место явно рысиной трапезы — за такую информацию лесничество даже выдает небольшое денежное вознаграждение.

Позаботились организаторы проекта и о том, чтобы с рысью познакомились местные школьники. Вместе с учителями они разработали уроки, посвященные рыси, которые вошли в программу местных школ. На сайте проекта можно скачать раскраску с рысью и посмотреть небольшую лекцию об этих животных.

Теперь одна из главных задач — помочь рысям свободно перемещаться между разными лесами, где они обитают. Так разные популяции смогут обмениваться генами, и новые поколения будут меньше страдать от генетических заболеваний.
Для стали разрабатывать систему «зеленых коридоров» по территории нескольких стран. Это аналоги пешеходных переходов, которые позволяют животным проходить над транспортными магистралями или огибать населенные пункты по приятным и понятным для животного ландшафтам. Конечно, передвигаться по ним смогут не только рыси, но и другие лесные обитатели. В Пфальском лесу уже есть два таких «зверопровода», а еще появятся три – они соединят места обитания рыси в Германии, Франции и Швейцарии.

Город, который выжил в меняющимся климате — Милан (Италия)

Хотя изменение климата затрагивает всю планету, некоторые регионы страдают от этого явления значительно больше, чем другие. В Европе одними из самых «невезучих» оказались средиземноморские страны: во-первых, там больше всего чувствуются удушающие волны жары, а во-вторых, особенно много проливных дождей, к которым не готовы местные города. Даже горы Ломбардии, играющие роль естественного барьера для облаков и воздушных масс и создающие «спокойный» микроклимат, не сильно смягчают разгул стихии.

В результате Милан вместе с пригородами решили смягчить для своих жителей последствия изменения климата.

За три года проекту LIFE METRO ADAPT удалось помочь горожанам, и так успешно, что этот план действий теперь сможет заработать и во многих других европейских регионах. Ведь агломерация Милана объединяет весьма непохожие между собой территории (из 1,6 тысячи квадратных километров 41% занимают городские постройки, 50% отведено под сельскохозяйственные места и чуть больше 8% — леса)

Основных угроз, связанных с изменением климата, в Милане оказалось две. Первая, самая опасная, — это периоды аномальной жары. Летом 2023 года в Европе была зарегистрирована рекордная волна жары. На юге Италии в августе температура поднималась почти до 50 градусов Цельсия. И хотя в Милане столбик термометра поднимался лишь до «скромных» 33 градусов, медики отмечали всплеск инсультов, обмороков и тепловых ударов.

В городах эффект волн жары чувствуется значительно сильнее, чем в сельской местности, этот феномен метеорологи называют городским островом тепла. Как выяснили организаторы проекта, в высотной городской застройке в среднем на 2 градуса теплее днем, чем окружающая более зеленая территория. Ночью разница в некоторых районах может достигать 10 градусов.

Причем воздух нагревают не только асфальтированные улицы и нехватка зелени, но и высотные здания. Ведь они увеличивают площадь, которая днем прогревается солнечными лучами. А значит, городской квартал с небоскребами больше нагревается и дольше остывает, чем малоэтажная застройка.

По итогам наблюдений организаторы проекта составили несколько карт самых опасных островков тепла в Милане.

Во-первых, эти островки стараются как можно больше остудить: делают вертикальное озеленение и сажают на крышах мини-поля живой зелени, высаживают тенистые деревья на парковках, устраивают по соседству с высотными кварталами искусственные водоемы, которые нагреваются куда медленнее, чем бетон или плитка. Во-вторых, расположенные рядом с островами тепла больницы при первых признаках приближения жары переходят в режим повышенной готовности. Особенно важно это для районов, где живет много детей младше 10 лет или пенсионеров старше 70 лет — эти данные тоже учитывались при составлении карт.

Вторая угроза — это риск наводнений. И хотя на данный момент они не так опасны для жизни и здоровья жителей, как аномальная жара, они серьезно портят инфраструктуру и несут большие убытки как городу, так и отдельным жителям и компаниям.
Проблема в том, что из-за изменения климата дожди теперь выпадают редко, но очень обильно. А в городе, где даже иссушенная земля не может впитать влагу (ведь ее покрывает асфальт, брусчатка и так далее), такие дожди собираются в бурные потоки и затапливают систему водоотведения.

Чтобы с этим справиться, в местах с плотной застройкой расширяют ливневки и создают дополнительные резервуары. Там, где зданий не так много и почвы способны впитывать большое количество воды, разбивают новый парк, чтобы вода уходила естественным путем (а заодно подольше задерживалась в почве, чтобы снизить температуру очередной волны жары).

Организаторы проекта, как и в случае с островами тепла, составили несколько карт для сотрудников муниципалитетов. В одной отмечены слабые места ливневок, а в другой — среднегодовые показатели водостока.

Особый упор сделали на так называемые природоориентированные решения: стали создавать более разнообразные ландшафты, высаживать побольше растений, разумно запасать и использовать дождевую воду.

Терапия от жадности: — как снижали пищевые отходы в Венгрии

Мусор всяческого происхождения – это на сегодняшний день одна из важнейших экологических проблем. А в случае пищевых отходов к экологическим вопросам добавляются этические. Проект LIFE-FOODWASTEPREV решил сократить пищевые отходы в Венгрии. По их подсчетам получилось, что на 2022 год 9,7 миллиона жителей этой страны выбрасывали за год столько хорошей еды (скажем, не очистки от картофеля, а испортившееся картофельное пюре), что ею можно было бы кормить еще миллион человек целый год.

Чисто экологические последствия тоже не стоит сбрасывать со счетов. По данным общеевропейской организации European Food Information Council выброшенная во всем мире еда становится причиной 8-10% всех выбросов парниковых газов. Это больше, чем выбросы любой страны мира, за исключением США и Китая. В этом году Еврокомиссия подготовила общеевропейский законопроект, по которому к 2030 году европейцы должны выбрасывать на 30% меньше еды, чем в 2020. Как именно этого добиться, государства в праве решать самостоятельно.

В Венгрии решили в первую очередь найти главных «виновников» проблемы. Оказалось, в Венгрии на жителей приходится от 32% до 40% выброшенной еды – это больше, чем у пищевых производств или отдельного взятых ресторанов, рынков, супермаркетов.

Чтобы повлиять на привычки венгров, специалисты придумали разные программы для взрослых и для школьников начальных и средних классов. Причем больше внимания уделили именно детской аудитории: детям легче менять свои привычки, к тому же они  могут повлиять на своих родителей лучше любых информационных кампаний.

В пособии для школьников 10-12 лет рассказали и о производстве еды, и о том, как пищевые отходы влияют на экологию (создают лишние парниковые газы, но при соответствующей переработке могут стать источником энергии или удобрением), и о правильном питании (какие вещества и в каком количестве необходимы человеку, а также в каких продуктах и блюдах они содержатся). И, конечно, есть советы, как не выбрасывать лишнюю еду: как рассчитать порцию, исходя из калорийности блюда, веса, пола и возраста едока; как подготовить продукты к заморозке; сколько могут храниться в холодильнике разные виды блюд и так далее.

Чтобы еще больше заинтересовать детей, организаторы приезжали в начальные школы и организовывали конкурсы. В результате класс, ученики которого справлялись с заданием лучше всего, отправлялся в летний тематический лагерь, тоже организованный в рамках проекта.

Для взрослых на сайте сделали подробный путеводитель по «безотходной» готовке. Например, перед заморозкой овощи, фрукты и ягоды необходимо промыть и как следует высушить, иначе они превратятся в однородную массу. Готовые блюда лучше замораживать сразу после приготовления. Хранить лук и картошку надо не в холодильнике, где они портятся и плесневеют быстрее, чем в закрытом ящике, желательно деревянном. Есть и адреса благотворительных организаций, принимающих лишние продукты.

Все эти усилия не пропали даром. За 6 лет стали выбрасывать на 27% меньше продуктов. Сейчас на одного венгра приходится около 60 килограммов отправленной в мусорное ведро еды — весьма скромная цифра по сравнению со среднеевропейским показателем в 70 килограммов. И тем не менее, 24 килограмма из 60 — это потери, которых можно было бы избежать.

Рудники, которые снова делают лесами — Валенсия (Испания)

Добыча полезных ископаемых зачастую разрушает местные экосистемы и наносит существенный урон окружающей среде. Например, в испанской Валенсииесть около 500 открытых рудников, из которых 85% затрагивают лесные экосистемы. Даже после того, как карьер перестает работать, лес на этих участках не восстанавливается десятилетиями. Ученые решили придумать, как его восстанавливать Проект  

Почему же восстановление леса на месте сравнительно небольших участков идет так медленно? Объединенные в рамках проекта LIFE TECMINE ученые выяснили, что все проблемы возникают из-за того, что верхний слой почвы серьезно повреждается. Поэтому так сложно укорениться деревьям на месте бывших карьеров. А без крупных корней почва становится более «подвижной», так что при любом дожде начинаются оползни, которые в свою очередь мешают укорениться деревьям и кустарникам. Получается порочный круг.

Многослойную проблему нужно и решать поэтапно. Первая задача — восстановить естественные изгибы ландшафта. Для этого разработали специальную компьютерную программу, которая анализирует рельеф окружающей местности и рассчитывает, как с минимальными затратами средств и усилий привести карьер к прежнему состоянию.

После этого начинается работа с верхним плодородным слоем. Чтобы почва не вымывалась и не съезжала, восстановленный рельеф укрепляют естественными материалами: например, прокладками из досок и специальными «органическими одеялами» — биоразлагаемыми материалами, пропитанными растворами с полезными бактериями.

 И наконец, пора постепенно и аккуратно восстанавливать растительный покров. Ученые с помощью компьютерных программ подобрали подходящие виды для каждого бывшего рудника. Первыми в дело пошли деревья и кусты, которые эффективнее всего удерживают в почве влагу. Ученые нашли 31 вид нужных в этой ситуации растений, характерных именно для средиземноморского региона – например, боярышник, несколько видов можжевельников и лекарственный розмарин.

Чтобы будущие леса лучше приживались, саженцы на первых порах дополнительно поддерживают. В первую очередь сохраняя в почве влагу с помощью специального геля или небольших ирригационных установок.

Уже за 1–2 года стали заметны первые результаты. Зеленый покров начинал восстанавливаться, а через 4–5  лет растения прижились настолько, что начинали размножаться без помощи людей.

На этом этапе команда заселяла новые мини-экосистемы представителями животного мира. От стрекоз и ящериц до диких коз и хищных птиц, находящихся на вершине пищевой цепи — всего новый дом в бывших карьерах обрели около 60 видов животных.

А чтобы познакомить жителей с возможностями восстановить природу после добычи полезных ископаемых, специалисты запустили туристический маршрут по одной из восстановленных зон. Маршрут длиной всего полтора километра занимает 45 минут, зато местные жители и гости региона могут своими глазами увидеть, что, если природе немного помочь, она уверенно отвоевывает отобранные земли.

Болота на страже парниковых выбросов

Как ни странно, для борьбы с парниковыми газами эффективнее не посадить лес, а создать там болото. В болотах всего мира заключено 25-30% парниковых газов, содержащихся в почве — вдвое больше, чем в лесах. При этом болота занимаю всего 3% суши, а леса — около 30%.
 
В болотах углекислый газ, метан и другие парниковые газы накапливаются на дне — в торфе или иле, а в атмосферу они «убежать» не могут, потому что вода не выпускает их. Но если осушить болото (и даже засадить его лесом), все накопленные парниковые газы вырвутся на волю, создав парниковый эффект.

Но есть и хорошая новость: если восстановить болотную экосистему, то есть напитать ее достаточным количеством воды, она снова «захватит» из воздуха часть парниковых газов. Правда, произойдет это не сразу — в начале процесса выбросы метана могут даже увеличиться по сравнению с уровнем осушенного болота. Но постепенно заболоченная местность снова станет запасать парниковые газы.

Именно такую цель — восстановить болота и их полноценное функционирование — поставили перед собой ученые проекта LIFE Peat Restore, восстановившего в течение пяти с половиной лет больше 5 гектаров болот в пяти странах: Эстонии, Латвии, Литве, Польше и Германии.

В Европе примерно 85% болот находятся под угрозой разрушения. При этом 12% всех европейских выбросов CO2 приходится именно на разрушенные (или разрушаемые) болота.

Для специалистов эти цифры не новость. С начала европейской программы LIFE, призванной  охранять окружающую среду в Европе, около 300 проектов занимались восстановлением болотных экосистем.

Базовый подход к восстановлению болот остается неизменным на протяжении десятилетий: необходимо восстановить нормальный для местности баланс воды и суши. На осушенных болотах в первую очередь блокируют дренажные каналы и строят дополнительные дамбы, так что вода вновь начинает скапливаться. Если нужно, избавляются от кустарников и деревьев с крупными листьями — через них испаряется много воды. К тому же тень, которую они отбрасывают, не дает прорасти «коренным жителям» болот – например, мхам.

Кстати, мох специально высаживали в начавшие наполняться влагой земли, чтобы они помогали удерживать еще больше воды.

Интереснее происходит восстановление затопленных болот. Такое происходит, например, если болото осушили, чтобы добывать в нем торф или другие полезные ископаемые, а потом затопили карьер. Раньше за восстановление таких болот брались редко.

В Польше организаторы проекта создали в таком озере искусственные острова с болотной флорой и посадили болотные травы у берегов. Постепенно острова укоренились, а растения начали «осваивать» новый дом.


В этой статье мы собрали пять проектов, получивших в 2023 году премию Евросоюза в области защиты окружающей среды LIFE Awards.