31.08.2010

Pardonne moi, a как возникла европейская вежливость?

Согласно онлайн-опросу «Европульса», ни качественные дороги, ни богатая история и древняя архитектура, ни даже закон и порядок у посетителей портала не ассоциируются с Европой так же сильно, как интеллигентность и цивилизованность. Вежливость — это первое что встречает вас в любой европейской стране. На паспортном контроле в аэропорту тебе улыбаются, в гостинице – то же самое, в ресторане, музее, магазине, зоопарке, в метро… Цивилизованные люди в Европе везде!

Равнодушие или такт?

Вот что в адрес «Европульса» на условиях анонимности написала одна из наших читательниц: «Несколько лет назад я была в Великобритании, у меня была бессонная ночь в английской электричке. То ли нервы, расшатанные долгой дорогой, то ли еще что произошло – я уже не помню, но все это привело к одному простому желанию – прямо здесь и сейчас разреветься. Я не смогла себя сдержать и плакала несколько часов без перерыва. Сначала думала, что это некрасиво и неприлично, вокруг сидят люди, а потом посмотрела по сторонам и убедилась в том, что на меня никто не обращает никакого внимания. Знали бы вы, как я была всем им благодарна за то, что они… меня не замечают! Что я могу быть в этот момент такой, какой хочу. Что это: европейская тактичность или равнодушие? Я склонна думать, что первое».

Вежливость — тоже понятие относительное. На Востоке под ней понимают одно, а на Западе — совсем другое. Но именно западная модель этикета стала тем идеалом поведения, на котором многие люди во всем мире, в том числе и в России, считают правильным строить как деловые, так и личные отношения. Возможно, что это связано с эпохой великих географических открытий, торговым оборотом, техническим прогрессом и распространением европейских языков по всему миру. Как всегда ответ нужно искать под толстым слоем исторической пыли. Открываем первую книгу, ищем слово «такт» и находим древнего грека Теофраста, который вопросам этики посвятил свой труд «Характеристики». По его мнению, бестактность – это неумение выбрать подходящий момент для общения. Примеры беспардонных поступков, которые приводит философ, довольно забавны, но не лишены смысла: ворваться с пьяной толпой к больной возлюбленной, поносить женский пол на свадьбе, пригласить усталого и только что пришедшего домой человека на прогулку, начать рассказывать все сначала, когда суть и так ясна, прийти за советом к занятому человеку, или же рассказать при наказываемом рабе о том, как другой раб повесился от бичевания.

Рыцари – борцы за этикет

Время, подарившее мировой культуре и этикету большее число благородных примеров, — эпоха рыцарей или куртуазности. В тот момент жизнь европейцев стала более регламентированной. Титул защитника земли своего хозяина стал почетным. Со временем католическая церковь приложила свою руку к формированию положительного образа рыцарей. Воины, вступавшие в духовные ордены, отрекались от имущества, собственной воли и служили лишь имени церкви. Христианский рыцарь – это борец за веру и верный подданный своего сюзерена. Именно верность и готовность служить стала ключевой добродетелью эпохи. Рыцарем было не так просто стать, это звание нужно было заслужить. Мальчиков начинали готовить к этой почетной роли с 6 лет, а по истечении 21 года считалось, что они уже способны исполнять свой долг. Куртуазная эпоха сформировала и особое отношение к женщине. С одной стороны, прекрасная дама должна была сопровождать своего рыцаря на турнирах, с другой – их отношения часто были лишь платоническими. Одну из таких картин в своем мультфильме обыграл Уолт Дисней. Дама томится в замке, созерцая то, как отважный Гуффи борется с противником, а после победы бросается к нему прямо с каменного балкона.

Куртуазная любовь понималась тогда, как добровольная зависимость сильного мужчины от слабой женщины. Он не мог и помыслить о том, чтобы дотронуться до нее, а мог только наматывать круги вокруг замка и обещать вечное служение. Отсюда же появился пародийный роман Сервантеса «Дон Кихот», стихи Петрарки к Лауре и воззвания Данте к Беатриче.

Измельчавший Gentleman

Так зарождалась европейская вежливость. И развивалась она не стихийно, а постепенно. Всем известно английское обращение к публике: «Ladies and gentlemen!» Но мало кто знает, что этому термину «gentlemen» уже более 600 лет.

В те далекие времена джентльмен вовсе не был стройным молодым человеком во фраке с белозубой улыбкой, как отрицательный герой из фильма «Титаник». Звание джентльмена имел только тот мужчина, который происходил из хорошей семьи, владел собственностью и имел собственный герб. Постепенно «джентльменами» стал называться целый сословный класс наравне с «дюками», «эсквайрами», «баронами» и «баронетами».

Многие считают англичан чопорными снобами, но они являются одними из первых в Европе, кто отказался от обозначения своих титулов в фамилиях. Если в Германии в фамилиях до сих пор встречается «фон», а во Франции — «Д’», то в Англии уже после XV века отказались от приставки «Д’».

Да и понятие «gentleman» в течение XIX века заметно девальвировалось. Энциклопедия «Британника» с шагом в 20 лет, начиная с 1815 года, определяет джентльмена по-разному. В начале XX века еще указывается необходимость фамильного герба, материального состояния и происхождения, но уже в 1940-х и 1960-х годах больше говорится о хороших манерах, щедрости, хорошем образовании. Тем не менее, это понятие до сих пор имеет свою силу, и юноше приятно слышать, когда его называют настоящим джентльменом.

Улыбка – символ равенства

Еще один кирпичик к фундаменту европейской учтивости. Если вернуться к временам Людовика XIV, то мы окажемся в роскошном королевском дворце среди дам и кавалеров, которым на золотых подносах передавали карточки («этикетки»), говорящие о том, как нужно себя вести. Неучтивость, скажете вы? Отнюдь. Вот она первая весточка зарождения европейского этикета.

Но исследователи полагают, что все-таки не Франции и Англии мы обязаны тому этикету, который мы знаем сегодня. А обязаны мы Италии, где культура личности уже в XIV веке, во времена Возрождения, начала занимать значительное место в социальной жизни.

Великая Французская революция с ее лозунгом «Свобода, Равенство и Братство» — сильное звено современной европейской вежливости. Если в России улыбка и услужливость часто воспринимались, как выражение личной симпатии, то в Европе улыбка — это норма, которая подчеркивает равное отношение человека ко всем остальным. Европеец со всеми вежлив, ко всем внимателен. На работе он перед коллегой откроет дверь, поздоровается и с шефом, и с уборщицей, по телефону и в электронной почте обязательно десять раз поблагодарит собеседника и выразит надежду на дальнейшее сотрудничество, а заблудившемуся туристу даже в полночный час поможет разобраться в переулках старинных улиц, а если его кто-то заденет в метро, то он первый скажет «sorry», «pardonne moi» или «triste».

На пути к цивилизованности

В России бы все вышеописанное назвали интеллигентностью, если бы еще узнали, что обладатель столь дружелюбного нрава читает толстые журналы, участвует в политических диспутах, неравнодушен к будущему своей страны и работает на какой-нибудь «умной» работе. Это все — качества русской интеллигенции. Именно русской, а не европейской, потому что слово «intelligence» в западной традиции означает ум, способность анализировать информацию, начитанность, но уж никак не нравственные качества человека или его духовную миссию.

Понятие «интеллигентность» в таком виде появилась еще в царской России. Некий издатель Боборыкин позаимствовал это слово из немецкой культуры, где оно использовалось для обозначения тех, кто занимается интеллектуальной деятельностью. Тем не менее, сегодня интеллигентность считается частью европейского имиджа.

Шаг за шагом, Европа от просто вежливости и учтивости через улыбку шагнула к равенству и к интеллигентности, и завершила это все цивилизованностью. Заполировала, так сказать.

Это то, что позволяет Европе и европейцам преобразить хаотичную действительность и придать ей законченную форму. Отсюда берутся и разумные законы, которыми восторгаются люди во всем мире, а также честные и справедливые суды. Благодаря цивилизованности не растут горы мусора на улицах, а машины ездят по скоростным дорогам; на карнизах домов цветут фиалки, а продавщицы букетиков улыбаются прохожим, как улыбаются всем людям полицейские и чиновники в любой европейской стране. Европейский Союз – это плод цивилизации по имени Европа, и это сам по себе символ цивилизованности.

logo