Еврокампус

Чему учат на летних стажировках в знаменитых французских киношколах и как туда попасть: личный опыт

Этим летом россиянки Антонина Комарова и Анастасия Комарова (совпадение фамилий случайно) побывали в Париже на летних стажировках в двух киновузах с мировым именем. Антонина изучала документальное кино в Высшей национальной школе аудиовизуальных искусств La Femis, а Анастасия осваивала курс аудиодокументалистики в Высшей национальной школе Louis-Lumière.

«Европульс» расспросил их, как они получили стипендии министерства Европы и иностранных дел Франции, что им преподавали и чему были посвящены их учебные проекты.

Летом, когда студенты уходят на каникулы, некоторые творческие вузы Франции организуют летние школы и резиденции для иностранцев. Это интенсивные курсы, где участники со всего света в течение одного-двух месяцев слушают лекции и отрабатывают практические навыки, встречаются с мэтрами своего дела и с нуля создают собственные проекты. Эти программы поддерживает министерство Европы и иностранных дел Франции: вуз организует учебный процесс, а министерство предоставляет стипендии, которые покрывают стоимость обучения, дороги и аренды жилья.

Такие программы организуют для режиссеров, художников, саунд-артистов и представителей других творческих профессий — в зависимости от того, какие вузы участвуют в конкретном сезоне.

Высшая национальная школа аудиовизуальных искусств La Femis

Основана в 1943 году и считается одной из самых престижных киношкол мира. Ее выпускники 10 раз получали самые престижные кинонаграды (Золотую пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля, Золотого льва Венецианского кинофестиваля и Золотого медведя Берлинского кинофестиваля).

Высшая национальная школа Louis-Lumière

Основана в 1926 году, у истоков школы стоял сам Луи Люмьер, изобретатель кинематографа, а также знаменитый кинопродюсер Леон Гомон. Высшая школа готовит технических специалистов в сфере кинематографа, фото и аудиопродакшена, а также проводит исследования в этих областях. Выпускники получают диплом магистра.

Курс по кинодокументалистике в La Femis проводится уже 30 лет, а Louis-Lumière организовывает обучение аудиодокументалистике только с 2021 года.

Училась в Arts University Bournemouth (Великобритания) и Школе Дизайна НИУ ВШЭ, где изучала кинематограф и видеоарт. Работает видеографом. Планирует продолжить образование в сфере киноиндустрии в Париже.

Стажировалась по программе документального кино «Летний университет» Высшей национальной школы аудиовизуальных искусств La Femis вместе с 19 коллегами из 19 стран мира.

«Как будто звезды сошлись для того, чтобы я попала на эту стажировку: я документалистка, а французский учу с шести лет и погружена в культуру Франции. У меня подходящее образование в сфере кино и есть опыт – я работала с галереями и художественными организациями в Москве как видеограф, а в 2021 году сняла короткий метр «Конечно!», премьера которого прошла на Beat Film Festival. Но при этом до стажировки в La Femis я никогда не обучалась именно документалистике. Мне очень интересно было посмотреть на французский кинематограф изнутри и узнать побольше о документальном методе, преподаваемом в именитой киношколе La Femis».

Выпускница НИУ ВШЭ по направлению «Трансмедийное производство в цифровых индустриях». Работает креативным менеджером в подкаст-студии ТОЛК и планирует стать самостоятельным автором аудиоконтента и не только.

Стажировалась на летней международной аудиодокументальной школе Высшей национальной школы Louis-Lumière (шестинедельная программа для 12 участников из 12 стран).

«Во Франции другой подход к аудиожанру. Российское радио до сих пор держится «старой школы». В разных медиа преобладают те же форматы — разговорный и новостной. А вот во Франции давно уже делают радийные программы во многих жанрах и форматах. Так что для меня это был хороший шанс взглянуть на аудиодокументалистику под другим углом.

Плюс, несмотря на все мои профессиональные знания о том, как сделать и продвигать хороший подкаст, я нечасто работала «в поле» и собирала подкасты «своими руками» в качестве продюсера. Я чаще оставалась за линией препродакшена (помогала с идеей) или, наоборот, подключалась позже уже к готовому проекту. Поэтому это еще важный шаг в прокачке скиллов автора подкастов».

Как попасть во Францию на летние программы в сфере творческих индустрий

На режиссерский курс киношколы La Femis ежегодно попадает всего 6 человек – как правило, французов, хотя в отборе участвуют тысячи. Поэтому благодаря летней программе киношкола хочет открыть свои двери и для студентов из других стран.

Некоторые выпускники впоследствии решают связать свой дальнейший жизненный путь с киношколой. К примеру, преподавательница Антонины по операторскому искусству закончила «Летний университет», затем основную программу, а потом пришла в La Femis в качестве учителя.

Информацию о новом наборе распространяют филиалы Французского института в разных странах, они же организуют вступительное испытание и помогают прошедшим его участникам оформить документы. Впрочем, узнать о стажировках можно и через профильные организации. Например, Антонина увидела сообщение о наборе в Телеграм-канале Московской школы нового кино (МШНК), а Анастасия — в рабочем чате подкаст-студии ТОЛК.

Кандидатам предстоит пройти два вступительных испытания: заполнить развернутую анкету (в нее входят мотивационное письмо, CV, портфолио и примеры работ), а затем пройти онлайн-интервью с организаторами. Требования к участникам разнятся в зависимости от программы. Например, на программу в La Femis принимают кандидатов до 30 лет, у которых уже есть опыт работы в кино и собственноручно снятый фильм. К тому же преподавание идет на французском языке, так что интервью тоже проходит на французском. А на программе по аудиодокументалистике в киношколе Louis-Lumière и отбор, и занятия проходят на английском и нет ограничений по возрасту. Зато на интервью участники должны очень четко сформулировать, что именно они хотят получить от стажировки.

Как проходит обучение

Создатели летней киношколы Louis-Lumière вдохновлялись опытом коллег из La Femis, поэтому по структуре эти программы очень похожи.

Сначала идет теоретический блок. Именитые режиссеры, продюсеры и другие профессионалы аудиовизуальной индустрии читают лекции: про историю, подходы и методы создания документальных проектов.

— Например, мы разбирали, как может строиться нарратив из звуковых акцентов. В некоторых работах, которые мы слушали и разбирали вместе с их авторами, совсем не было голоса, записанного в студии, но и без него истории звучали понятно и сильно. Встречались и совсем экспериментальные вещи, где необычные звуковые компиляции становились полноценными героями нарратива.
Например, одна наша преподавательница вместо того, чтобы рассказывать, как она расстроена после очередной неудачной попытки сдать на водительские права, включила в свой подкаст запись приготовления чая у себя дома после экзамена. Эти звуки — как вода течет в чайник, как героиня нажимает кнопочку, а потом громыхает посудой, — передают ее состояние фрустрации лучше любых слов.

На протяжении всего обучения для участников проводятся кинопоказы (в случае аудиопроектов на экране пускали субтитры) с последующим обсуждением. Участники знакомятся между собой и с наставниками, которые будут им впоследствии помогать реализовывать зачетные проекты.

— В начале обучения состоялся большой показ – мы с участниками стажировки смотрели фильмы друг друга, которые были сняты до поступления. Вместе с нами в кинозале были и наши будущие наставники, по итогам показа они отбирали в свои группы студентов, чьи работы их больше заинтересовали. Групп было пять, по четыре человека в каждой.

Для меня встречи и дискуссии с моим наставником, режиссером Фредериком Мансоном, оказались самым важным этапом в подготовке к съемочному процессу. Именно он помог мне пустить мысли в нужное русло, развить мою идею и создать концепцию по-настоящему захватывающего фильма. Быть в столь плодотворном диалоге с преподавателем – это невероятно важно для учебного процесса. В La Femis это возможно благодаря индивидуальному подходу наставников к ученикам и отношениям, построенным на равных.

Следом идет практика. Здесь задача — овладеть конкретными приемами и оборудованием.

— Работа «в поле» подразумевала записи по конкретным запросам: шумное место, тихое место, звуки окружающей среды, интимная запись (это когда говоришь негромко и прямо в микрофон, почти ASMR).
Мы пробовали разные микрофоны, разные способы записи, практиковались, чтобы потом на проекте чувствовать себя комфортно с оборудованием. Работали мы не просто с компактным и понятным микрофоном-диктофоном, а с целой большой станцией с разными режимами, микрофонами, бум-микрофоном, «удочкой» и так далее. Даже на радио не у всех есть такое оборудование, которое заточено именно под документальные проекты и работу «в поле».

— Воркшопы по камере, звуку и монтажу нам проводили профессионалы индустрии. У нас была довольно разномастная группа, много участников приехало из развивающихся стран Африки и Латинской Америки, часть оборудования и программ, с которыми мы работали, они видели впервые. Поэтому нам рассказывали все с азов, и тем ученикам, кто уже давно работает в индустрии, вначале было немного скучно.

Мне очень помог следующий этап практической подготовки – мастерская «Съемка работы», которое проводил Хасен Ферани, режиссер прекрасного документального фильма «Дом 143, Пустыня Сахара». По условиям мастерской нужно было запечатлеть человека, выполняющего свою работу, и раскрыть его как героя в десяти планах. Я сняла этюд про Силию, продавщицу маленькой книжной лавки в Латинском квартале, где царил колоритный беспорядок и старые тома можно было купить всего за пару евро. На камеру Силия рассказала, что любит обсуждать книги по философии с покупателями и ездит на работу на велосипеде.

Это упражнение дало возможность понять, чего именно от твоих съемок ждут учителя, познакомиться с бюрократическими аспектами процесса, преодолеть свой страх перед общением с потенциальными персонажами в Париже (ведь существует стереотип, что парижане грубые и не очень-то отзывчивые), да и вообще настроиться на нужный лад.

Наконец наступает самый интересный и ответственный этап — создание своего документального проекта. И кино-, и аудиодокументалисты должны были сделать все самостоятельно — от идеи и поиска героев до монтажа собранного материала.

Участники программы La Femis работали индивидуально — каждый из 20 человек в результате представил свой фильм. А в школе Louis-Lumière решили разбить студентов на пары. Вместе с Анастасией работала аргентинка Лусиана.

На всех этапах работы студентам помогали менторы.

Найти «свою» тему не так-то просто, особенно в незнакомом городе, где люди разговаривают на неродном для тебя языке. Поэтому многие рассказали о том, что близко и понятно и самим. Например, одногруппница Антонины из Ливана сняла фильм про саму программу «Летний университет». А две одногруппницы Анастасии из Греции и Южной Кореи решили показать, какие проблемы для парижан несут приближающиеся Олимпийские игры (они пойдут в Париже в 2024 году).

— У меня какая-то особенная любовь к этому проекту. Девочки объединили звуки стройки Олимпийских объектов в Париже, создавая экспериментальные саунд-компиляции, истории людей и свой личный опыт, так как в их странах тоже сравнительно недавно проводились игры.

Другие участники создавали истории о скрытой под землей жизни парижского метро и о музыке по соседству, о доме престарелых и о том, как Париж крадет друзей у автора фильма, который приехал на программу из Туниса (многие его друзья переехали в Париж, и он их здесь отыскал и расспрашивал, нашли ли они то, за чем ехали).

— Франция занимает второе место в мире по популярности аниме и манги (комиксы местного производства во Франции тоже безумно популярны, об этом «Европульс» рассказывал в видео) , и сначала я хотела снимать фильм про комьюнити фанатов этого жанра.

Я договорилась с косплеерками, что приеду запечатлеть их фотосессию в развалинах старой церкви в пригороде Парижа. Пока я снимала, к косплееркам подбежали местные дети девяти — четырнадцати лет, стали восхищаться их нарядами. Мне очень понравилась эта компания друзей, я попросила их рассказать про их любимые аниме на камеру. У них просто невероятная энергия, а еще очень крепкая дружба и теплое отношение друг к другу. В результате они и стали моими героями.

Я сняла фильм про то, как мы с ребятами разыгрываем сценку из их любимого аниме-сериала в тех самых живописных руинах церкви: как готовимся, покупаем костюмы, проводим кастинг, репетируем и снимаем… Дети проявили потрясающий актерский талант, когда вжились в роли аниме-героев – издавали боевые кличи, не боясь сорвать голос, и отчаянно сражались, сдирая коленки.

Для кинодокументалистов трудности подготовки к съемке не заканчиваются с определением темы и получением согласия от героев. Во Франции действуют очень строгие законы о съемках в общественных местах. Даже чтобы снимать в парке, нужно получить разрешение у его администрации или муниципалитета.

У подкастеров таких сложностей нет — записывать звуки города, музея или библиотеки можно безо всяких согласований. Но люди, чей голос фигурирует в записи, конечно же, должны дать свое согласие на участие в проекте.

— Я делала проект в паре с однокурсницей из Аргентины о парижской группе сюрреалистов. Она познакомилась с одним из членов этой группы, и нам показалось интересно разобраться в том, что значит быть сюрреалистом в наше время — когда многие думают, что сюрреалистов уже нет.

Эта группа состоит из очень милых немолодых людей, в которых все еще много страсти и желания противостоять капиталистическому материальному миру. И группа берет свое начало еще с Андре Бретона. Мы подготовили вопросы, встречались с участниками группы, записывали прогулки, беседы, звуки их дома, поэмы и их игру.

Когда весь материал собран, приходит время постпродакшена. Неделю студенты почти не выходят из студий и делают из записей полноценную историю: монтируют, аранжируют, микшируют. На этом этапе тоже нужно проявлять фантазию и гибкость. Антонина на компьютере дорисовывала своим героями спецэффекты, как в комиксах, а Анастасии и ее напарнице пришлось выходить на дозапись, потому что в процессе работы стало понятно, что фактуры не хватает.

В обеих школах обучение заканчивается серией показов, где участники представляют свои работы и получают обратную связь от коллег и наставников — и от парижан, которые тоже могут зайти на финальный показ.

— На наш показ пришли в том числе герои документальных фильмов учеников, очень эксцентричные персонажи. Теперь мы можем отправлять наши работы на фестивали: как через La Femis, так и самостоятельно. Я думаю заняться этим, как только немного отойду от стажировки.

— Финальная презентация была с двойными английско-французскими субтитрами в кинозале университета. На показ пришли и наши герои, и представители правительства Франции, и коллеги из индустрии, и просто друзья. Было очень тепло и интересно!

Жизнь в Париже и интересные знакомства

Все стипендиаты правительства Франции получают право поселиться в резиденциях неподалеку от парижских университетов. Как правило, студенты живут в студиях по одному человеку.

— Мы жили в резиденции от Campus France на Монпарнасе. Раньше в этом квартале жили многие известные художники, в числе которых Пабло Пикассо и Анри Матисс. Наша резиденция располагалась в историческом здании, обновленном в 2009 году.

У каждого была большая студия на одного с собственной ванной и мини-кухней. Раз в неделю убирали, меняли постельное белье и полотенца. Конечно, не обошлось без некоторых претензий к резиденции – например, возникали большие проблемы, если студент забывал карточку-ключ от двери – но в целом условия проживания были очень хорошими, особенно если учесть, что самому найти подобное жилье в центре Парижа практически невозможно.

От общежития совсем недалеко было пешком до Лувра, Люксембургского сада, Сены, известных джаз-клубов, Пантеона. А еще туда ходили замечательные ночные автобусы, на которых очень удобно было возвращаться домой после тусовок.

— Мы жили в Латинском квартале, в самом сердце Парижа и парижской студенческой жизни, совсем рядом с Сорбонной. Пешком можно было легко дойти до собора Парижской Богоматери, а там и до Эйфелевой башни рукой подать.

Правда, до нашего университета приходилось добираться целый час. Мы вставали в 7 утра, чтобы в 9 быть на занятиях, и проводили в школе весь день, часов до 7-8 вечера. Но когда возвращались, обязательно окунались в потрясающую атмосферу молодости, свободы и праздника — такое чувство, что Латинский квартал вообще не спит. Мы шли гулять или ужинать в местных очень демократичных кафе. Когда наши организаторы рассказывали нам, почему выбрали эту резиденцию, они объясняли свой выбор тем, что хотели дать нам возможность соприкоснуться со студенческим Парижем.

Единственное, что не покрывала стипендия, — это питание. В резиденциях есть кухни — либо прямо в комнатах, либо по одной на несколько комнат или этаж. Но пользовались ими не слишком часто, и то — чтобы сделать какой-нибудь бутерброд из багета и сыра.

Обычно участники летних школ ели в кафе и ресторанах, благо возле университетов рестораны радуют студенческими ценами и разнообразием кухонь мира, ведь туда приезжают учиться студенты со всего света.

И духовную, и материальную пищу студенты поглощали вместе. Порой к ним присоединялись преподаватели, а иногда даже герои их историй. Так что новые знакомства — очень важная часть этих летних программ.

Важная особенность летних школ, поддержанных министерством Европы и иностранных дел Франции, в том, что в них участвуют студенты из разных стран. Встреча с представителями разных культур сильно расширяет горизонты, особенно когда они делают документальные проекты. Не каждому выпадет в жизни возможность несколько недель бок о бок работать с людьми, которые в деталях знают тонкости движения ливанских женщин за право носить хиджаб, причины и последствия нехватки питьевой воды в Чили или особенности подросткового бунта в XXI веке.

— Летняя школа в Louis-Lumière дает глубокое погружение в культуру и процессы других стран, это совсем не то же самое, что перекинуться парой слов в путешествии или учиться в университете. Мы вместе ездили в универ, вместе были на занятиях, вместе возвращались домой, страдали над проектами, тусили, болтали о всяком. Во время школы один мальчик даже успел обручиться!

— Наши наставники часто приезжали на учебу на велосипеде, после лекций и показов ходили вместе с нами в бар неподалеку пить пиво, а разговаривая с нами на серьезные темы во время занятий, могли сесть на парту, как хулиганы в школе.

Как положено документалистам, Анастасия и Антонина старались обстоятельно познакомиться с Парижем и его окрестностями. В августе Париж практически впадает в спячку: парижане разъезжаются в отпуска, а вместе с ними уходят на отдых многие кафе, рестораны и даже музеи, культурные центры и библиотеки. Но жизнь продолжала бурлить в Латинском квартале, где жила Анастасия, и не только там.

— Я бы посоветовала всем, кто поедет в Париж, поискать художественные мастерские и познакомиться с местными инициативами — их в Париже очень много. В определенных кафе и других точках встречаются, участвуют в коллаборациях и просто тусят творческие люди. Они собираются по интересам — например, художники в изгнании, которые по разным причинам покинули свои страны.

Благодаря нашей программе я побывала в сообществе, которое популяризирует творчество в аудиоформате — от экспериментальной музыки до звуковой документалистики. Его члены собираются в своего рода симбиозе бара, коворкинга и обучающего пространства, и расположен он в не самом благополучном районе Парижа. Там обучают подростков, приглашают саунд-артистов, проводят мероприятия… Вообще эти ребята очень крутые, и сама я бы их не нашла.