Евроэкспресс

Документ, который сделал некоролей королями (и дал старт историко-филологической экспертизе)

В VIII веке во Франции благодаря одному документу появилась новая королевская династия – Каролинги. А через семьсот лет выяснилось, что тот документ был сфальсифицирован: это сумел доказать филолог Лоренцо Валла.

Одну из немаловажных страниц европейской истории занимает королевская династия Каролингов. Это были короли Франкского государства, за которыми числится так называемое Каролингское возрождение, «открытие» античных философов, которые несколько сотен лет были забыты в Западной Европе, создание удобнейшего шрифта, ставшего самым популярным на протяжении двухсот лет, образовательная реформа и многое другое.

Но на самом деле Каролинги… не были королями. По крайней мере в законном смысле этого слова. Династия Каролингов появилась с помощью специально сфабрикованного документа, благодаря которой родоначальник династии получил вожделенный королевский титул в придачу к своей фактической власти.

Пипин Короткий: человек, грезивший о короне

Родоначальника Каролингов звали Пипин Короткий. В Средневековье вообще были в ходу прозвища: Филипп Красивый, Людовик Толстый, Арнульф Злой. Жена Пипина Бертрада тоже была с «особым» именем: ее прозвали Бертрада Большая нога из-за врожденного дефекта опорно-двигательного аппарата.

Пипина стали называть «коротким» из-за небольшого роста (вероятно, он даже был карликом) – по крайней мере, так считает большинство историков. Если учесть, что Карл Великий считался гигантом, хотя рост его был всего лишь 181 сантиметр, можно представить, насколько невысок был сам Пипин даже в глазах своих современников.

Согласно менее популярной версии, Пипин получил свое прозвище потому, что мало говорил – на любой вопрос он бросал лишь короткие ответы.

Пипин Короткий. Миниатюра из Анонимной императорской хроники (XII век)

Пипин был майордомом страны франков — как и его отец, знаменитый Карл Мартелл (то есть Карл Молот), который наголову разбил мавров в битве при Пуатье и остановил экспансию Арабского халифата в Европу (с тех пор халифат владел только Иберийским полуостровом). Отец Пипина, приближенный тогдашнего короля, оставил в наследство сыну огромные земли, а также и этот титул майордома.

Быть тогда майордомом значило владеть страной франков. Майордом обладал реальной властью принимать решения, влияющие на королевство. Эту должность можно сравнить с должностью премьер-министра в современных европейских странах, где еще сохранилась монархия.

Тогдашний король – последний из династии Меровингов – уже мало что значил и ни на что не влиял, его роль была сведена к выполнению церемониальных функций. А ведь династия Меровингов когда-то почти что обожествлялась. Согласно легендам, у Меровингов были великие предки: то утверждалось, что это был царь Трои Приам или герой троянской войны Эней, то – ни больше ни меньше — сам Иисус Христос, якобы удравший от распятия во Францию ​​с беременной Марией  Магдалиной.

Еще по одной версии, Меровинги произошли от морских зверей квинотавров. Согласно этой легенде, однажды в полдень женщина пошла купаться в море, ее нашел морской зверь, и она забеременела. Женщина родила сына, которого назвала Меровечем – он и стал первым из династии Меровингов.

Квинотавр на фрагменте карты мира (Theatrum orbis terrarum) картографа Ортелиуса (1573 год)

У Пипина была реальная, а не символическая власть, но такое положение дел его не устраивало. Его раздражало то, что королевские почести оказывают не ему, а Меровингу с его ничтожным значением в политике государства; его бесило то, что он вынужден кланяться и вставать на колени перед тем, кого почитал ниже себя; ему надоело быть вассалом сюзерена, которого он сюзереном не считал. Наконец, деятельному Пипину был просто не по нраву представитель «ленивых королей», как в какой-то момент стали звать Меровингов.

Пипин хотел быть не только фактическим хозяином земель, но и настоящим королем франков. Но провозгласить себя королем невозможно: для этого нужна, как известно, королевская кровь, а кровь Пипина была всего лишь майордомской. Между тем, в королях тогда не видели простых смертных – их власть считалась сакральной. Люди даже верили, что короли обладают такой благодатью, что могут исцелять наложением рук.

Словом, Пипину нужна была божественная помощь, и искать ее он решил у папы Римского.

Пипин, лангобарды и Папа Римский

Если бы не лангобарды, у Пипина ничего не вышло бы.

Длиннобородые лангобарды были одним из варварских племен, согласно преданию пришедшим в южную Европу из северных земель, с родины викингов. Двумя веками ранее Пипина лангобарды захватили весь Апеннинский полуостров, и хотя во времена описываемых событий они владели только северной территорией современной Италии, они продолжали наводить ужас на жителей Рима.

А потом лангобарды в очередной раз пошли войной на Рим, и так успешно, что над ним нависла угроза полного завоевания. Королевство франков обладало такой мощью, что могло справиться с лангобардами, поэтому Папа Римский решил искать помощи у Пипина.

Пипин же, в свою очередь, отправил с гонцами к папскому престолу в Рим краткое письмо, в котором он задал всего один вопрос. Не должен ли такой человек, как он – обладающий огромной властью — считаться королем? Кого на самом деле следует называть королем: того, кто живет в праздности в своем дворце, как это было с тогдашним Меровингом, или же того, кто несет на своих плечах все заботы королевства франков?

Папа Римский всё понял правильно, и его гонцы поскакали в королевство франков с таким ответом: король не может не иметь власти. Папа приказал «апостольским предписанием», чтобы Пипин был провозглашен королем, «дабы не нарушать существующего порядка».

Какой порядок имел в виду Папа? В Средневековье люди верили, что мир не просто так существует – он является подготовительной ступенью к Царству Божьему, поэтому в нем обязан царить сбалансированный миропорядок. Для этого каждый должен быть на своем, предуготованном ему месте и заниматься своим делом: крестьяне – всех кормить, монахи – обо всех молиться, воины – всех защищать и, наконец, король должен управлять всем этим миропорядком так, чтобы он не нарушился. Отцы западной Церкви особо отмечали, что что слово «король» происходит от слова «править» (именно исходя из этого постулата одно из европейских племен – вестготы — низлагали тех своих королей, которые оказывались неспособными управлять).

Получив письмо от папы, Пипин воспринял его как руководство к действию. Он отправил войско к Папе, помог тому отбить Рим от лангобардов и тем самым выполнил условия сделки, пусть о ней ничего не было сказано напрямую и дело ограничилось понятным им обоим намеком.

Пипин насильно остриг длинные светлые волосы меровингского короля – символ королевской власти — и заточил его вместе с его сыном в монастырь, чтобы убрать с дороги и своего конкурента, и будущих наследников. Больше о последнем из Меровингов никто не слышал.

Свержение Хильдерика III на фрагменте иллюминированной рукописи из Хроник Сен-Дени (XIII век)

После свержения Меровинга Пипин собрал всю французскую знать в Суассоне и перед своей многочисленной армией велел всем признать его королем. Все, кто не хотел быть казненным или попасть в опалу, согласились.

Так Пипин был провозглашен королем франков, но титул не сделал его счастливым.

Потому что этого было недостаточно, чтобы к нему относились как к настоящему королю. Многие герцоги, графы и епископы по всему королевству франков признали власть Пипина лишь на словах, а на деле не испытывали к нему никакого пиетета, чувствовали себя вправе оказывать ему глухое сопротивление и мечтали сменить Пипина на своего ставленника. Пипину нужен был более серьезный аргумент для того, чтобы оппозиционно настроенная знать не смела даже мыслить о том, чтобы сместить его с престола, который он самовольно занял.

Пипин, снова лангобарды и новая сделка с папой Римским

Меж тем лангобарды не сдавались. Они снова осадили Рим, Папа вновь обратился к Пипину – но в этот раз не добился ответа. И тогда Папа со своей свитой сам поехал в королевство франков, хотя это стило ему гордости: папы никогда не путешествовали в такую глушь, которой тогда считался север франкского королевства.

Навстречу свите выехала другая свита – шестилетнего сына Пипина, а когда папа прибыл в окрестности королевского дворца Понтион, навстречу ему выехал сам Пипин, чтобы остаток пути проделать вместе. Он даже взял коня папы за узду, чтобы продемонстрировать свое глубокое почтение – хотя это было дело оруженосца, не главы франков.

Когда они подъехали к дворцу, к нему уже стекались толпы народа, чтобы посмотреть на папу. К папам Римским тогда относились с превеликим пиететом – еще бы, папы называли себя преемниками апостола Петра, были понтификами Католической церкви и верховными правителями Святого престола.

И тем не менее, папа повел себе так, как никто от него не ожидал.

Посыпав голову пеплом и облачившись во власяницу, он пал наземь и стал заклинать Пипина милосердием всемогущего бога и заслугами блаженных апостолов Петра и Павла освободить его и народ римский из рук лангобардов. А взамен пообещал Пипину венчать его на царство.

Пипин вместе со своими сыновьями протянул ему руку и поднял его с земли – не только обещая спасение от лангобардов, но и пожимая руку в знак заключенной сделки.

Папы римские не имели права делать некоролей королями. Короли в Европе сами оказывались на троне – заняв его по праву наследства или завоевав. Но оказалось, что папа приехал не с пустыми руками – он привез с собой любопытную грамоту.

Коронация Пипина

Эта грамота, которая называлась «Константиновым даром», была написана знаменитым римским императором Константином Великим, который сделал христианство религией Римской империи, перенес ее столицу в греческий город Византий, назвал этот город по своему имени Константинополем (современный Стамбул) и тем самым нанес на карту мира новое государство – Византию.

Перед тем, как переехать в будущий Константинополь, Константин Великий написал в этом документе, что он передает тогдашнему папе римскому власть над всей западной частью Римской империи – куда входила и Галлия, позже ставшая королевством франков. С тех пор папы имели право венчать на царство тех, кого сами решили сделать королями – правда, ни один еще не воспользовался этим правом, и первым стал как раз тот папа, кто приехал к Пипину молить о военной помощи и спасении.

Так Пипин и стал самым настоящим королем.

Одетый в великолепные одежды, он преклонил колени со своей королевой Бертой Большая Нога на ступенях алтаря собора в Реймсе. Горели бесчисленные свечи и дым ладана наполнял церковь, в то время как епископ возложил венец на голову Пипина и совершил миропомазание.

Власть Пипина была освящена. Он больше не был самопровозглашенным королем. Его королевская власть не только отныне была неоспоримой – она стала наследственной, и на сыновей Пипина стали смотреть как на будущих королей новой династии. Но на всякий случай, чтобы наверняка избежать угрозы переворота, местную знать заставили поклясться никогда не служить никакому другому королю, кроме как из семьи Пипина.

Пипин и лев с быком

Пипин тоже сдержал свое обещание и, снова победив лангобардов, вернул Папе захваченные земли. После возвращения с этой войны о Пипине начали слагать невероятные истории об удивительной силе и храбрости «божественного короля».

Так, однажды во время похода Пипину донесли, что его солдаты смеются над ним из-за маленького роста. Тогда король решил преподать им урок, как гласит легенда.

В те времена главным развлечением рыцарей были бои между дикими зверями – примерно как сегодня фильмы в кинотеатральном прокате. Пипин приказал вывести на арену свирепого быка, который был так велик, что люди боялись даже взглянуть на него. На этого быка был выпущен самый свирепый лев, какого только можно было найти.

Арена наполнилась ревом и свистом, когда два свирепых животных встретились друг с другом. Опустив голову и выставив вперед рога, С опущенными рогами бык бросился на льва. С низким рычанием лев прыгнул на быка, схватил его за горло и повалил на землю. Борьба была страшной. Затаив дыхание, солдаты смотрели на поединок, чувствуя себя в безопасности благодаря тому, что их от дерущихся зверей отделяет надежная преграда.

И тут в тишине послышался голос Пипина.

— Идите, — сказал он окружающим, — идите, разорвите льва и быка и убейте их обоих.

Солдаты молча смотрели друг на друга, их щеки побелели от страха, их сердца похолодели. Едва способные говорить, они пробормотали:

— Король, нет в мире человека, который осмелился бы совершить такой поступок.

Карл Мартелл разделяет королевство между Пипином и его братом Карломаном

Не говоря ни слова, Пипин поднялся со своего трона, обнажил меч и спрыгнул на арену. Одним ударом он отсек голову льву, а вторым — быку.

— Не кажется ли вам теперь, — сказал он, — что я достоин быть вашим господином и хозяином? Разве вы никогда не слышали, как Давид в детстве победил великого Голиафа? И как Александр, несмотря на свой небольшой рост, обращался со своими генералами?

Тогда все его придворные упали на колени и молили его о прощении:

— Только сумасшедшие не признают: вы рождены, чтобы быть вождем франков.

Пипин больше 15 лет правил франками, пока не умер. Его династия существовала больше двухсот лет, а пресеклась она так же, как и началась – последнего из Каролингов сместил будущий родоначальник следующей династии.

Разоблачение, которое стало началом новой научной дисциплины

В XV веке в Италии жил философ, историк, переводчик и филолог Лоренцо Валла. Прекрасный знаток латыни, он издал одно из самых читаемых текстов эпохи Возрождения — сочинение в пяти томах о красоте латинского языка. Свое глубокое знание латыни и недюжинную эрудицию Валла продемонстрировал там на многочисленных примерах античных писателей (в том числе и тех, кого знаменитый сын Пипина Карл Второй вернул Европе после нескольких веков забвения).

Изучить и перевести текст «Константинова дара» Валлу попросил король Альфонсо V Великодушный. Валла взялся читать документ… и некоторые подробности сразу же навели его на мысль, что текст может быть поддельным – написанным не в IV веке, а гораздо позже.

Почему Валла полностью убедился в этом, еще не успев дочитать текст хотя бы до середины? Есть то, что называется анахронизмом – несоответствие эпохе тех или иных деталей. В фильмах это может быть костюм или прическа, которых в то время еще не было, потому что эта мода появилась позже. А в тексте – слова, которые еще не существовали в предполагаемое время создания документа, либо иное их употребление, ведь слова со временем могут изменить смысл. Меняется и грамматика, однако Валла так глубоко Константинов дар не анализировал.

Специалист по латыни, он обратил внимание на ряд слов, которые были невозможны в историческую эпоху Константина — в IV веке – и предположил, что текст определенно датируется более поздней эпохой, а именно VIII веком, когда жил Пипин. Например, это было слово satrap («сатрап»), которое, по его мнению, такие как Константин I римляне не использовали бы.

Кроме того, неизвестный автор «Константинова дара» ошибочно употребляет слова, смысл которых ему неизвестен, и делает ошибки в написании слов.

«“…И вместе с ней тиару (phrygium), а также наплечную повязку, то есть ленту (lorum), которая обычно надевается вокруг шеи императора”, — цитирует документ Валла в своем «Рассуждении о подложности так называемого Константинова дара» и продолжает, обращаясь к неизвестному автору сфабрикованного документа. — Кто слышал когда-либо, чтобы в латинском языке употреблялось слово phrygium? Говоришь ты, как варвар, а хочешь, чтобы речь эта казалась мне речью Константина. Плавт употребляет слово phrygio [фригио] по отношению к вышивальщику, Плиний называет так платье с вышивкой, потому что изобрели его фригийцы. Но что же такое phrygium [фригиум]? Ты не объясняешь того, что непонятно; ты объясняешь то, что и так ясно. Наплечную повязку ты называешь lorum, но ты не знаешь, что такое lorum. Ведь не думаешь же ты, что кожаный ремень, который называется lorum, надевается, как украшение, вокруг шеи цезаря».

Вместо SPQR (расхожей аббревиатуры латинской фразы Senatus Populusque Romanus — «Сенат и народ Рима») в «Даре» людей называют «субъектом». Почему в таком важном документе допущена такая простая ошибка? Возможно, фальсификатор Средневековья просто не знал правильного слова.

Валла проанализировал не только анахронизмы в лексике, он раскритиковал неизвестного автора за логические несостыковки, а также за невежество и халтуру.

Например, духовенство в документе называют «патрициями и консулами». Но «патриций» — это не сан, а консулов было всего двое. Такое использование терминов относится к Риму «темных веков», когда консулы стали не должностью, а классом.

Таких логических несостыковок и элементарного незнания исторического контекста в сфабрикованном Константиновом даре очень много.

«Здесь следует упомянуть о том, что ни один человек не счел бы возможным объединить все народы одним словом дарственной грамоты. А тот [автор], который раньше перечислял даже самые малозначительные подробности: ремень, обувь, попоны лошадей, не сообщил и названия провинций, каждая из которых имеет теперь своего короля или правителя, равного королю, а то и не одного. Но мошенник этот, конечно, не знал, какие провинции находились под властью Константина, а какие нет. Ибо все провинции, разумеется, не были под его властью».

Валла также указал на то, что Византий в «Даре» называется провинцией, однако на самом деле Византий был городом.

«Рассуждение» Валлы написано в более чем эмоциональном стиле, полном возмущения и издевки.

«“…И дарственно отдаем ему императорские скипетры”, — цитирует Валла и переходит к сарказму. — Какой оборот речи! Какой блеск! Какая гармония! Что это за императорские скипетры? У императора мог быть только один скипетр, а не несколько, если он вообще носил скипетр. Неужели и первосвященник будет носить в руке скипетр? Почему мы не дадим ему также и меч, и шлем, и копье?»

Несмотря на то, что нам это не напоминает язык научного текста, «Рассуждение» дало старт новой науке – историко-филологической экспертизе. Она позволяет установить примерное время написания того или иного текста и, конечно, помогает определять подделки – так, как это сделал Валла с «Константиновым даром». Кстати, труд Валлы издается до сих пор.

Только в XVI веке, с появлением печатных станков, работа Валлы стала доступна широкой аудитории. Разоблачение оказало влияние на Мартина Лютера, который указывал на этот документ, чтобы доказать, что церковь скомпрометировала себя и впала в грех и коррупцию.

Католическая церковь поместила эссе Валлы в список запрещенных книг и, похоже, сделала все возможное, чтобы похоронить позор «Константинова дара». О документе вспомнили лишь в начале XX века, а в 1929 году церковь публично признала, что он был поддельным.

Наследие Каролингов

Как повлияло на королевство франков и всю Европу коронование Пипина Короткого и появление династии Каролингов?

Культура при Каролингах пережила особый подъем и даже получила название «Каролингского возрождения». Развивались литература, философия, изобразительное искусство, архитектура и музыка.

До и после Каролингского возрождения в скрипториях монастырей копировали в основном Библию и сочинения отцов церкви. А в IX веке начался всплеск интереса к античной литературе. Рукописей с античными произведениями, датированных IX веком, больше, чем рукописей любого другого столетия, за исключением XV.

Во время Каролингского возрождения вся Северная Европа получила возможность познакомиться с уже забытым тогда римским искусством. Благодаря этому позже смогли появиться готика и искусство Возрождения. В этот период новое «измерение» получили книжная миниатюра, скульптура, мозаика и фреска.

Необычайно развилось искусство иллюстрирования книг под покровительством Карла Великого. Наиболее известны «Евангелие Годескалька» и «Утрехтская псалтырь»: эти книги оформлены необычайно красочными миниатюрами, которые поражают яркостью и живостью образов.

Появился так называемый Каролингский минускул — новый «понятный» рукописный шрифт, который заменил прихотливые, с трудом читаемые письмена. Его графика чрезвычайно проста: схематически любая буква состоит из круга или его части и коротких или длинных вертикалей. Ширина буквы и её высота примерно одинаковы. Из моды Каролингский минускул вышел только 2 столетия спустя своего рождения, уступив место эффектному готическому шрифту.

Каролингский минускул в сравнении с Меровингским и прочими рукописными шрифтами
Амвросианский распев появился в Италии, но был особо популяризован Каролингами

При Карле Великом были заимствованы элементы итальянских обрядов (амвросианского и староримского), что впоследствии послужило основой для повсеместного распространения григорианского пения. Кроме того, появилась единая система записи музыки.

Сохранившиееся руководство IX века по записи нот

По инициативе Карла Великого был совершен прорыв в распространении образования: учиться должны были не только будущие монахи, но и юноши из знатных семейств. Их ждал так называемый Квадривиум, то есть четверка наук: арифметика, геометрия, астрономия и музыка (не общая музыкальная культура, а наука гармония, использующая математические и логические категории).

При Пипине стало заметно меньше фальшивых денег: повлияла денежная реформа, в ходе которой он установил королевскую монополию на чеканку денег. До этого в обращении было несколько валют, которые чеканились в разных частях королевства и были в ходу на всей его территории.

Легенды о Карле Великом и его лучших войнах-рыцарях распространились по всему европейскому континенту от Исландии до Сицилии. Эпические песни и поэмы, повествующие о героических подвигах этих древних времен, и сегодня оживляют историю Каролингов: самая известная из них — это «Песнь о Роланде».

Среди памятников, мест, объектов и ландшафтов, относящихся к эпохе Каролингов, по всей Европе можно найти сотни статуй, посвященных фигуре Карла Великого, а также ландшафты, внесенные в список Всемирного наследия ЮНЕСКО: Разлом Роланда, Рокамадур и Сальто-де- Ролдан (в переводе «Прыжок Роланда»).

Королевство франков при Карле Великом стало по-настоящему огромным — в его в состав входили земли не только Западной, но и Центральной Европы. Впрочем, после смерти Карла Великого империя развалилась на разные фрагменты.

Ученые до сих пор спорят о том, знала ли церковь с самого начала, что документ был подделкой. Кто-то даже считает, что причастные к созданию «дара» просто переписывали документ, который, как они были уверены, когда-то существовал, но затем был утерян. Тем не менее, «дар» уже сделал свое дело – сделал некоролей королями.